Общество

Принцесса и пандемия: как Диана заставила говорить о ВИЧ весь мир?

«По нашему мнению, Диана сделала для помощи людям с ВИЧ больше, чем кто бы то ни было, и до сих пор никто не делает ничего подобного».
                                                                        Гэвин Харт, учредитель фонда National AIDS Trust 

Идет второй год, как человечество пытается научится жить во время пандемии коронавируса. Сегодня принцессе Диане могло бы исполниться 60 лет, и в ее день рождения мы хотели бы вспомнить ее вклад в борьбу с другой пандемией, которая никуда не исчезла и в наши дни. Имя знаменитой принцессы навсегда будет ассоциироваться с ВИЧ-инфекцией и вовсе не потому, что у нее был этот диагноз. 

Для занятия благотворительностью у высших английских кругов всегда хватало социально одобряемых тем — дети, старики, люди с инвалидностью, искусство. Редко кто из членов королевской семьи выбирал стигматизированные проблемы для своей общественной деятельности. Принцесса Диана, о которой весь мир узнал в 1981 году, когда она вышла замуж за наследника британской короны, не просто занялась вопросами ВИЧ-инфекции. Она сделала их одной из главных тем своей публичной активности. 

В апреле 1987-го Диана приняла участие в открытии первого в Великобритании отделения по лечению СПИДа. Изначально руководство больницы хотело, чтобы на открытие приехал принц Чарльз, но дворец решил, что тема эпидемии ВИЧ-инфекции слишком ассоциирована с геями и лучше будет, если наследник престола не будет участвовать в подобном мероприятии. Приехала принцесса. Диана пожала руку двенадцати пациентам. На фотографию согласился только один мужчина и то со спины. Но для общественного резонанса и этого было достаточно. Фотография разлетелась по всему миру. В то время Диана уже была невероятно популярна, и каждое ее действие приковывало общественное внимание. 

Розалинд Ковард приводит в своей книги «Диана: Портрет» слова баронессы Джей, основательницы Национального фонда борьбы со СПИДом: «Все обратили внимание на то, что она не надела перчаток! Это заметили все, и журналисты сообщили об этом во всех своих статьях. В тот момент мы поняли, какое огромное влияние она оказывает на настроения общества — а ведь тогда она еще не обрела полной силы…»

Фотограф Артур Эдвардс, присутствовавший на том мероприятии, рассказывал: «Это была ее магия, ее очарование. Люди смотрели на фотографии и понимали, что мы совершенно неправильно воспринимаем ВИЧ. Диана смогла пойти против “старой гвардии” Букингемского дворца, и одна, своими руками, снять бесчестье и позор с больных СПИДом».

Перед Дианой стояла двойная задача. Британские СМИ либо замалчивали эпидемию ВИЧ-инфекции, либо писали о ней исключительно как о болезни геев. Диане нужно было изменить общественные настроения в отношении ВИЧ-положительных представителей ЛГБТ-сообщества и донести до остального общества, что вирус представляет опасность для всех людей вне зависимости от их сексуальности, пола, возраста, социального и семейного положения. Диана понимала, что ВИЧ-инфекция не только медицинский вопрос, но и социальный. ВИЧ-положительные люди исключались из общества, после диагноза они становились изгоями даже для своих семей.

Для Дианы тема ВИЧ-инфекции также стала личной, потому что многие ее знакомые из сферы шоу-бизнеса и моды либо сами заболевали, либо ухаживали за своими умирающими партнерами. ЛГБТ-сообщество любило Диану, и она платила той же монетой. Диану воодушевляло, что ЛГБТ-люди живут как хотят и как чувствуют вопреки общественному осуждению, и в этом она чувствовала свою общность с угнетенным сообществом. Принцессу не принимала такой, какая она была, королевская семья и дворцовые чиновники. Из-за этого она чувствовала себя очень одинокой, и из-за этого она столько сил вкладывала в помощь другим людям. 

Тема ВИЧ-инфекции стала для Дианы серьезным шагом в ее личностном становлении. Это было ее первым серьезным заявлением. Она уже давно знала о том, что притягивает много внимания СМИ, но теперь она поняла, что может направлять это внимание на сложные табуированные темы. Чем она и занималась до самой своей гибели. 

В феврале 1989 года в рамках своей официальной поездки в США Диана посетила Больничный центр Гарлема. Она вновь решила повторить совершенное три года назад в Британии. Она обняла ВИЧ-положительного ребенка (реконструкцию данного эпизода можно увидеть в 9 серии 4 сезона сериала «Корона»). Этот снимок также приобрел всемирную славу, благодаря чему множество людей впервые узнали, что ВИЧ-инфекция может быть и у детей. Как позже отмечал руководитель отделения, им стали звонить люди с желанием взять на воспитание ВИЧ-положительных детей, от которых отказались в больнице родители.

Диана хотела не просто говорить о том, что люди, живущие с ВИЧ, не опасны для окружающих, она это хотела демонстрировать своим поведением. Отсюда все эти многочисленные фотографии и видео, на которых Диана обнимается и жмет руки, в том числе людям, умирающим от СПИДа. Она смеялась и шутила, посещая больницы, и там самым посылала другим людям сигнал: «Я чувствую себя в безопасности, я не боюсь, не бойтесь и вы». 

Позже принцесса Диана стала президентом Национального фонда по борьбе со СПИДом. Принимала участие в многочисленных благотворительных вечерах и концертах, целью которых был сбор средств на помощь людям, живущим с ВИЧ. Во время своих международных поездок Диана также старалась посетить больницы и центры помощи ВИЧ-положительным. Принцесса понимала, что подобные визиты привлекают внимание местных СМИ и тем самым способствуют снижению стигмы.

Диана выступала и на конференциях, посвященных вопросам ВИЧ-инфекции. Одно из самых ее ярких выступлений на эту тему состоялось в 1991-м на конференции, посвященной ВИЧ-положительным детям: «ВИЧ не делает людей опасными для тех, кто с ними встречается. Вы можете пожимать им руки и обнимать их. Одни небеса знают, как это им нужно».

Во всех публичных выступлениях Диана обозначала, что от ВИЧ-инфекции не застрахован никто и что люди, получившие этот диагноз, заслуживают уважения и заботы. В 1993 году Диана принимала участие в организации масштабного Концерта Надежды, на котором выступили такие глыбы шоу-бизнеса, как Джордж Майкл и Дэвид Боуи. Все собранные средства были направлены на помощь людям, живущим с ВИЧ. 

Принцессу Диану часто обвиняли в том, что она лишь пиарится на стигматизированных темах, на помощи отвергнутым. Но существует множество примеров, которые доказывают, насколько для Дианы были важно то, чем она занималась. И она поддерживала людей, живущих с ВИЧ, и когда рядом не было никаких журналистов. 

Подруга принцессы, Маргарет Литтман, рассказывала биографу и историку Саре Бредфорд про знакомство Дианы с американским мальчиком Шамиром. У ребенка был ВИЧ, и он очень любил материться, что абсолютно не смутило английскую принцессу. Они подружились и стали переписываться до самой смерти мальчика.

Еще одна история, ярко характеризующая Диану, связана с ее другом Андрианом Уорд-Джексоном. В 1991 году ВИЧ-инфекция все больше разрушала его здоровье. Диана регулярно навещала Андриана в больнице. Чтобы избежать ненужного внимания, Диана каждый день маскировалась и меняла внешность. Он попросил ее присутствовать на его похоронах. Диана завела специальный пейджер, через который ей могли сообщить о состоянии Уорд-Джексона. 19 августа ей сообщили, что Андриан при смерти. Принцесса в этот момент находилась на другом конце страны, в Шотландии. Диана нарушила протокол и, не спросив королеву, уехала, чтобы успеть попрощаться с умирающим другом. Принцесса провела у постели Уорда-Джексона четверо суток. Позже она рассказывала, что видя как спокойно умирает Андриан, Диана поняла, что значит смирение. 29 августа, вновь нарушив протокол, Диана присутствовала на похоронах своего друга, чем вызвала недовольство королевской семьи. 

Диана много лет поддерживала организацию, помогающую ВИЧ-положительным, «Маяк». Сотрудники рассказывали, что Диана приезжала общаться с пациентами и в свое свободное время. Однажды Диана вместе с детьми приехала навестить тех, кто лежал в отделении СПИДа. И один пожилой гей от растерянности сказал Диане: «Вы — принцесса, а я — королева». Диана в ответ громко расхохоталась. Сейчас организацию поддерживают сыновья принцессы, принцы Уильям и Гарри. 

Летом 1996 года, после объявления о разводе с принцем Чарльзом, Диана сообщила, что отказывается от части своих обязанностей и проектов, чтобы сосредоточить свое внимание на шести фондах, среди них значился и Национальный фонд по борьбе со СПИДом. И это в очередной раз продемонстрировало, насколько для нее была важна эта тема. 

Последним ярким вкладом принцессы Дианы в помощь ВИЧ-положительным стал благотворительный аукцион в июле 1997 года, состоявшийся в Нью-Йорке. После развода Диана хотела подвести черту под своим прошлым и тем самым отметить начало новой независимой от королевской семьи жизни. Идею продать свои старые платья подал ей ее сын Уильям. Диана готовила аукцион девять месяцев. За один день были проданы 79 ее платьев, и собрано несколько миллионов долларов. Через два месяца после этого Диана погибла в автокатастрофе.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera