Общество

Дискриминация из-за возраста: причем тут «Тиндер» и домашнее насилие

По данным Росстата, в России живут почти 20 миллионов человек старше 64 лет. Демографы ожидают, что к 2025 году это число удвоится. Пожилые люди рассказывают о системном эйджизме — дискриминации по возрасту — практически во всех сферах жизни. Им отказывают в трудоустройстве, в лечении и проведении операций, завышают тарифы в приложениях для знакомств, а дома из-за своего возраста они даже становятся жертвами насилия. «СПИД.ЦЕНТР» поговорил с активистами и психологами — о том, что делать, если возраст становится помехой.

Из инженеров в кино и модельный бизнес: чем заняться после потери работы в 62 года

— Я инженер, проработал на техническом производстве больше пятнадцати лет, — рассказывает Константин. — Когда предприятие закрылось и пришлось искать работу, оказалось, что даже на рабочие специальности возрастных не берут, несмотря на опыт, образование и навыки. Никого это не интересует. 

Я пробовал менять сферу деятельности, занимался общественной работой, благотворительностью, даже пытался развиваться в сетевом бизнесе. В 2002 году я поступил в Ставропольский государственный университет на заочное отделение журфака. Я был самым старшим студентом в группе. Но мне повезло: никто не говорил, что я слишком старый для этого. Работу по специальности «журналист» я так и не нашел.

Очень скоро я понял, что перспектив нет. Либо тебя трудоустроят знакомые и родственники, либо придется выбирать из низкоквалифицированных вакансий. На протяжении пяти лет я пытался найти стабильную работу, рассылал резюме, был подписан на все подборки вакансий. И сколько я ни отправлял, ни разу не приходило приглашение. Обычно никто не объясняет причину, но пару раз говорили, что не подхожу по возрасту. Многие прямо в вакансиях указывают возрастные рамки. Даже мои знакомые — директора производств, которым за пятьдесят, — говорят, что на работу старше сорока никого не возьмут.

Очень скоро я понял, что перспектив нет. Либо тебя трудоустроят знакомые и родственники, либо придется выбирать из низкоквалифицированных вакансий.

Я давно бросил пустые поиски и стал самозанятым, фрилансером. Еще в конце 1980-х довелось пройти курсы актерского мастерства, и потом несколько раз выпадала возможность попробовать себя в кино, но я ей не воспользовался. Когда я перестал быть востребованным в своей инженерной специальности, я в очередной раз пришел к мысли, что можно подрабатывать актером массовки, сниматься в рекламе. Здесь и пригодились мне мои курсы. Это всегда разовая, непостоянная работа. Больше времени уходит на сам поиск, чем на работу.

Сейчас основные мои проекты — в кино. Последний раз играл в новом сериале «Зацепка», он выйдет на экраны в феврале. Появлялся в эпизодах во многих картинах: «Знахарка», «Красная зона», «Триггер», «Анатомия убийства» и многих других

Константин, фото из личного архива

Также работаю моделью, участвую в показах коллекций одежды для людей старшего возраста. Показ организовала моя знакомая, и когда она искала моделей, я подумал, что, наверное, нужны молодые и накаченные, но спросил: «Старых и толстых берете?» И меня взяли.

Еще я оцениваю социальные гранты, состою в экспертной комиссии нескольких фондов, но это тоже непостоянная работа. А еще провожу тренинги по укреплению памяти для людей старшего возраста.

Я не пытался добиться справедливости. Может, я бы и добился наказания работодателя, но с таким отношением работать я бы не смог. Я для себя понял, что это безнадежное дело.

Для меня работа — не только заработок. Это дисциплина, поддерживающий порядок, это социальные контакты, общение вне дома. А когда человек сидит дома, это расхолаживает. 

Рано хоронить себя в 62 года. 

«Ходила в походы на рафтах»: почему общение с молодыми коллегами не спасет от увольнения

— Я проработала в государственной организации семнадцать лет, и в 52 года, перед самой пенсией, меня уволили, — рассказывает Елена, сейчас ей 53 года. — К моей работе не было претензий, я постоянно повышала квалификацию. В коллективе тоже не было проблем — мы хорошо общались с молодыми коллегами и даже ходили вместе в походы на рафтах. Уволили с обидной формулировкой: «Необходимо омолодить коллектив». До пенсии мне оставалось полтора года.

Я поначалу решила не сдаваться, начала активно искать другую работу. Однако создавалось такое впечатление, что на всех сайтах вакансий есть фильтр по возрасту и мое резюме отсеивается автоматически: не было ни единого собеседования и даже отклика. Предлагали только черновую работу с зарплатой существенно меньше, чем у молодых коллег, говорили, ну у вас же скоро пенсия будет. 

Я поначалу решила не сдаваться, начала активно искать другую работу. Я за свой счет прошла переподготовку по программированию, но на приемлемую работу устроиться так и не удалось.

Я за свой счет прошла переподготовку по программированию, но на приемлемую работу устроиться так и не удалось. Кадровые службы в лицо говорят, что рассматривают только молодых сотрудников. Сейчас я безработная и считаю, что лучше получать маленькое пособие, чем с утра до ночи трудиться там, где молодые за ту же работу получают в три раза больше. 

В свое время я занимала призовые места в профессиональных конкурсах и сэкономила своей организации миллионы рублей, но это не помогло мне ни достойно доработать до пенсии, ни устроиться на новую работу. Особенно тяжело таким предпенсионерам, как я, — у нас нет никаких гарантий сохранения рабочего места.

«Умрете еще у нас на операционном столе»: почему врачи боятся оперировать пенсионеров

— Мне отказали в операции на желудке. Я обследовалась у нескольких врачей на протяжении последних лет десяти, если не больше, — говорит 69-летняя Ольга. — У меня гастрит и множество сопутствующих болезней, плюс давление. Специалисты поначалу обнадеживали, выписывали лечение, но предупреждали, что в крайнем случае потребуется операция. 

И вот крайний случай настал, меня привезли с приступом на скорой, положили в стационар. Но хирург посмотрел карту и категорически отказался делать операцию: «Мы только разрежем, а у вас скакнет давление или вылезет аллергия на анестезию, и что?» 

Каждый раз, когда прихожу в поликлинику, чувствую себя невидимкой или неприкасаемой какой-то, а я ведь еще не старая!

Никаких аллергий у меня никогда не было, но я удивилась, что внезапно получила такой отказ, хотя меня несколько лет подводили к тому, что понадобится операция и ее сделают. Все осложняется тем, что я живу в районе, и чтобы получить медпомощь, нужно пройти несколько кругов ада и бюрократии. 

Сейчас мне помогает разобраться с ситуацией дочь, «выбивает» направление на диагностику, ищет специалиста, готового помочь. Это все не быстро, я уже начинаю терять надежду, что доживу до операции. Каждый раз, когда прихожу в поликлинику, чувствую себя невидимкой или неприкасаемой какой-то, а я ведь еще не старая! На любую мою жалобу мне часто говорят, что это нормально в моем возрасте.

Особенно возмутило то, что приятельница поделилась историей своего сына: ему 31, и у него тоже проблемы с пищеварительным трактом. Но она очень удивилась, когда я рассказала ей о своих проблемах, — парня лечат без вопросов и волокиты.

Пациенты московской поликлиники в Ясеневе обнаружили врачебную дискриминацию в отношении пожилых людей. Они выяснили, что если 70-летний человек через приложение пытается записаться к терапевту, то система предлагает 1–3 врачей, и среди них нет того, к которому необходимо попасть. Если же попытаться записать к терапевту 20-летнего мужчину в том же приложении и на это же время, то система предлагает уже 3–8 врачей на выбор, и среди них есть нужный врач. 

С эйджизмом в сфере медицины столкнулась и Татьяна Дроздова, активистка, основательница фестиваля Young Old Lab. «Моя бабушка была жертвой эйджизма, — рассказывает она. — Лет в шестьдесят ее просто перестали лечить и оставили один на один с диагнозами, а она потом прожила еще двадцать лет, но уже не выходила из дома, и качество ее жизни резко ухудшилось. Если бы не дискриминация, она могла бы путешествовать, общаться с новыми людьми и вести активную жизнь».

С 2015 года Дроздова вместе с Катей Мурашовой проводит фестиваль для людей старшего возраста «Young Old: новые старшие». «Когда мы только начинали, нам в голос твердили, что ничего не получится. Кто к вам придет? У вас слишком современные темы. А мы на лектории рассказывали про доказательную медицину, современную психологию, работу со стрессом, профессиональную реализацию, новые технологии, финансовую грамотность, современное искусство. На первый фестиваль за два дня пришли пять тысяч человек, и это было безумной новостью, что так много людей старшего возраста заинтересовались», — говорит она.

Татьяна Дроздова, активистка, основательница фестиваля Young Old Lab. Фото из личного архива

По словам Дроздовой, в последние годы ситуация в Москве начала улучшаться. «Появились классные инклюзивные общественные места, где прекрасно работают со старшей аудиторией. Активисты прикладывают немало сил, чтобы превратить адские дома престарелых в нормальные, человечные дома. В корпоративном мире также развивается тема разнообразия и инклюзивности в трудовом коллективе, появляется гибкая политика найма. Старшие начали появляться в рекламе, в тех индустриях, где раньше их не было видно», — заключает она.

«Стыдные» романы и эйджизм в «Тиндере»

Пожилым людям часто отказывают не только в профессиональной реализации, доступном образовании и качественной медицинской помощи, но даже в праве на личную интимную жизнь.

— Я постоянно выслушиваю отповеди от своего старшего сына, когда пытаюсь знакомиться и общаться с женщинами, — рассказывает 71-летний Михаил. — У меня трое взрослых детей. Сын и дочь давно завели семьи, живут отдельно и растят моих внуков. А у старшего сына семейная жизнь не задалась, он был в браке в молодости, но быстро развелся с женой. С тех пор он не женится и даже не заводит отношения, живет со мной в однокомнатной квартире, ему уже 40 лет. 

Моя жена умерла 11 лет назад. Я в своем возрасте уже давно не претендую на амурные дела, но все же хочется плеча рядом, хотя бы простого дружеского общения с противоположным полом. Мечтал познакомиться с женщиной примерно своего возраста, вместе жить и вести совместное хозяйство. Один раз познакомился в санатории, мы обменялись фотографиями и контактами, но когда я приехал домой и рассказал сыну, то он мне закатил настоящую истерику. Какими только словами он меня не называл. Я о знакомствах больше при нем не заикался. 

Дочь и младший сын реагировали нейтрально, но они сами по себе, мы друг другу не мешаем. А со старшим у нас напряженные отношения. Даже с соседками не могу постоять у подъезда — обязательно гадость мне потом скажет. Понимаю, что ему может быть обидно, но и мне обидно тоже. Время идет, думаю, я так и останусь в одиночестве.

Мария Зеленова, клинический психолог. Фото из личного архива

По словам клинического и кризисного психолога, руководителя психологической службы АНО «БО «Журавлик» и Программы «Травли NET» Марии Зеленовой, на проблемы семейных взаимоотношений между поколениями влияют культурные особенности, связанные с тем, что в Советском Союзе, пока родители были на работе, детей воспитывали бабушки и дедушки. Отсюда и шутки об «однополой семье». Выросшее поколение отказывается принимать, что их пожилые родители не хотят сидеть с их детьми, а хотят заниматься своими делами, что они имеют собственные интересы, планы на жизнь и убеждения.

В семье эйджизм, продолжает Зеленова, принимает разные формы. По ее словам, старшие теряют статус и ощущают давление. На словах может быть приторное уважение, но не на деле. Кроме того, им говорят, что неплохо бы освободить квартиру и переехать, что пора сидеть с внуками, не надо одеваться не по возрасту и заводить романы — стыдно! Есть и крайне уродливые проявления эйджизма — это домашнее насилие. Человек становится уязвимым физически и психологически, и близкие люди пользуются этой слабостью. 

А вы говорите — эйджизм!

«“Возраст участников "Новогоднего огонька": Пугачева — 72 года, Ротару — 74 года, Леонтьев — 72 года, Лещенко — 79 лет, Буйнов — 71 год, Милявская — 58 лет, Аллегрова — 69 лет, Долина — 66 лет”.

А вы говорите — эйджизм!»

Наталья Радулова, журналист

«Мы провели исследование и выяснили, что старшим тяжело знакомиться, особенно с противоположным полом. Мы начали работать над специальным приложением для дружеских и романтических знакомств. Оно пока в режиме тестирования. Существующие сервисы довольно агрессивны, в них многие чувствуют себя неуютно. Безопасного приятного места для знакомств людей старшего возраста пока нет», — рассказывает Татьяна Дроздова. В том же «Тиндере», утверждает Зеленова, цена подписки меняется в зависимости от того, какой возраст человек указывает при регистрации.

Что делать, если вы столкнулись с эйджизмом

Мария Зеленова дает несколько советов для людей старшего возраста.

  • Поддерживайте свое расписание, свой ритм жизни, сохраняйте социальные контакты.
  • Стремитесь сохранить работу, подработку или хобби, изучать новое, продолжать свое развитие. 
  • Окружайте себя людьми, которые вас принимают и позволяют раскрываться. 
  • Помните: в любом возрасте человек — личность, нужно себя принимать и уважать. 
  • Заботьтесь о себе: поддерживайте развитие всех сфер вашей личности в любом возрасте.

Как защитить свои права

  • Если соискателю отказывают в трудоустройстве, нужно написать обращение в трудовую инспекцию по месту жительства. Обращение в инспекцию может помочь зафиксировать факт дискриминации, но не восстановить права и компенсировать причиненный вред.
  • Обратитесь в прокуратуру. Прокуратура имеет право провести по жалобе проверку и вынести предписание об устранении работодателем нарушений. Кроме того, именно прокурор может возбудить в отношении работодателя административное дело по ст. 5.62 Кодекса РФ об административных правонарушениях.
  • Основной способ защиты от дискриминации — это обращение в суд. Трудовые споры рассматриваются в районном суде по юридическому адресу работодателя.
  • Можно заявить одновременно два требования: о признании какого-либо действия работодателя незаконным и о признании этого действия дискриминационным.
     

Коллаж: Анна Лукьянова 

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera