Общество

Медицина под санкциями: почему роста цен не избежать

Как отреагирует отечественный рынок медицинских товаров и препаратов на санкции? «Никто вам сейчас не скажет, сколько и что пропадет, насколько подорожает», — примерно так говорят практически все эксперты. Сейчас никто не понимает масштаба проблем, с которыми нам предстоит столкнуться. Пока ясно только, что существующие международные соглашения не позволяют наложить санкции на жизненно необходимые лекарства и оборудование. Но понятно: все это будет дорожать. Так, в сфере стоматологии стоимость материалов уже выросла на 10–15%. Подробнее о ситуации — в материале «СПИД.ЦЕНТРа». 

В каком положении отечественный рынок 

Рынок лекарств в нашей стране крайне зависим от импорта. По данным Росстата, доля импортируемых препаратов составляет в России около 70%. Но это еще не все. Из оставшейся отечественной лекарственной продукции 80% лекарств производятся из зарубежных субстанций. Их закупают в основном в Китае и Индии.

«Если мы говорим о современных высококачественных препаратах, то далеко не всегда удается найти отечественный аналог тем лекарствам, которые производятся в Европе или в США, — рассказывает врач-инфекционист одной из московских клиник Алексей Ипатов. — зато наша фармпромышленность очень увлечена выпуском сомнительных препаратов типа “Арбидол”, “Кагоцел” или “Эргоферон”. Понятно, что эта продукция благодаря рекламе — самая продаваемая. А на разработку и производство чего-то действительно ценного и серьезного нужно тратить большие ресурсы при относительно небольшом спросе».

Рынок медицинской техники в России выглядит более патриотично. Согласно аналитическому отчету «Национального рейтингового агентства» (НРА), с 2015 года процент отечественных товаров на этом рынке заметно вырос. Например, доля импортных слуховых аппаратов сократилась со 100% до 40%, аппаратов УЗИ — с 92% до 50%, аппаратов для переливания крови — с 96 до 20%.

Иллюстрации: Надя Ще

Но победное шествие отечественной медицинской техники проходит не всегда из-за ее высокого качества. На этом рынке в России главное действующее лицо — государство. Именно оно, согласно тому же исследованию НРА, создает спрос на российскую продукцию с помощью политики импортозамещения. У государства — огромное количество медицинских учреждений, которые обязаны покупать отечественное оборудование, если такое предложение существует. При этом качество техники не сравнивается.

А качество радует не всегда. Эксперты неоднократно указывали, что сложные приборы (аппараты УЗИ, МРТ, компьютерной томографии), сделанные в России, уступают своим иностранным аналогам по ряду показателей. Да и выбор небольшой — зачастую их производят одна-две компании.

Коммерческие клиники и сами пациенты голосуют своими финансами за импортные товары. Те же слуховые аппараты отечественного производства вызывают у потребителей ряд жалоб, хотя они зачастую заметно дешевле иностранных.

Но даже отечественная продукция — не совсем отечественная. На наших заводах используют иностранное сырье, запчасти, станки для производства. В этом, кстати, нет ничего постыдного: экономисты утверждают, что ни одна страна в мире еще не смогла построить рынок без использования импорта.

С помощью госзакупок государство активно влияет и на фармацевтический рынок в нашей стране. Несколько раз оно пыталось заставить россиян полюбить отечественные препараты. Получалось не очень удачно. Например, в 2019 году в разных регионах страны прошли «инсулиновые волнения»: больных сахарным диабетом попытались перевести с европейского на российский инсулин. От такого импортозамещения пациенты начали массово отказываться — отечественные препараты оказались заметно хуже. Тем не менее госзакупки — очень важная сила российского фармацевтического рынка, обеспечивающая постоянный спрос на отечественные лекарства.

Что затронут санкции

Сами по себе санкции иностранных государств — США, стран Европы, Японии и Австралии — не затрагивают лекарства и другие медицинские товары. Так, 25 февраля 2022 года Министерство финансов США даже выступило со специальным документом, в котором прописало санкционные исключения для сельскохозяйственной и медицинской продукции. Медикаменты и медицинское оборудование по-прежнему можно свободно продавать российским компаниям.

Однако в этой сфере могут приниматься частные решения, касающиеся не жизненно важных препаратов и оборудования. Например, российский производитель инвалидных колясок Kinesis сообщил о прекращении поставок колес от чешской компании-партнера. Чешские поставщики сослались на сложную геополитическую ситуацию, невозможность нормально организовать поставки в Россию из-за «закрытого неба». Теперь Kinesis срочно ищет нового партнера на рынках Юго-Восточной Азии.

«Такой сценарий вполне может повторяться не раз, — считает маркетолог Светлана Сидельникова. — Да, прямых запретов на работу с российскими компаниями у западных производителей нет. Но медицинский бизнес — это тоже в первую очередь бизнес. Скажем, европейская или американская компания не против продолжать сотрудничество с Россией. Но она начинает анализировать ситуацию и считать риски и издержки. Сможет ли российская сторона свободно расплачиваться за товар, учитывая, что финансовые санкции теперь летят с обеих сторон? А не будет ли сложностей с логистикой из-за ограничений полетов? И вот у менеджеров на одной чаше весов все эти риски, а на другой — российский рынок сбыта, который не всегда большой. Поэтому западному бизнесу может быть проще перестать сотрудничать с российскими коллегами, чем решать все эти проблемы».

Иллюстрации: Надя Ще

Финансовая неопределенность стала беспокоить не только западный бизнес. 28 февраля российские компании сообщили, что их партнеры из Китая настоятельно рекомендовали перейти на вариант стопроцентной предоплаты.

Однако серьезно опасаться перебоев с поставками лекарств или медицинского оборудования из-за границы участники рынка не спешат. И на это есть как минимум две причины.

Во-первых, существуют рынки, не затронутые санкционной войной. Это, прежде всего, Китай, Индия и Южная Корея.

Тут, правда, есть своя проблема, связанная не с пациентами, а с врачами. «Ты 10–15 лет работаешь с материалами конкретных фирм. Ты к ним привык, досконально их знаешь, — объясняет стоматолог Елена Гунькина. — А теперь, возможно, придется привыкать к новым. Это не так просто».

Во-вторых, западные игроки тоже никуда не исчезнут — особенно те, у которых в России сложился значительный рынок сбыта. Шоковые первые недели пройдут, и бизнес разработает новую систему поставок в Россию с учетом существующих ограничений. Только вот стоить это будет дорого.

Что повлияет на рост цен

«Сейчас вам никто не скажет, насколько поднимутся цены, как изменится рынок», — предупреждает доцент РАНХиГС, экономист Николай Кульбака. Эксперт объясняет: мы сейчас находимся в периоде высокой турбулентности, когда невозможно строить достоверные прогнозы. Однако то, что медицинские товары, услуги и лекарства подорожают, сомневаться не приходится.

Первая причина — это обвал курса рубля. В условиях, когда даже производство отечественной продукции завязано на иностранном сырье, технологиях и расходных материалах, избежать высоких ценников не удастся. Например, за первые несколько дней «военной спецоперации» в Украине цены на стоматологические материалы скаканули на 10–15%, а сами товары стали быстро исчезать со складов.

Иллюстрации: Надя Ще

И тут важно сказать о второй причине повышения цен — об искусственном спросе, который создают паникующие покупатели. Это, конечно, явление временное, но тем не менее неприятное — кроме высоких цен, искусственно создается и дефицит.

Третья причина подорожания, которая, вероятно, сработает в будущем, — изменение маршрутов поставок, дополнительные риски и страховки, которые продавцы будут закладывать в цену.

«Цены могут поднять и российские производители, — полагает Светлана Сидельникова. — И не только из-за импортных деталей или сырья. Здесь чисто психологический момент, который уже возникал на других рынках, когда с них уходили иностранцы из-за российских санкций 2015 года. Отечественный бизнес приходит на место ушедшего иностранного и говорит: ребята, вы раньше покупали зарубежную технику за десять тысяч долларов? Покупали, не плакали. Значит, и нашу сможете».

Наконец, сокращение доходов россиян тоже может сказаться негативно на рынке лекарств. Статистика из отчетов НРА убедительно показывает: сокращение доходов россиян в последние годы замедляло рост рынка лекарственных средств. А это значит, что при уменьшении выручки компании будут страховаться в том числе и повышением цен.

Что ожидать от государства

Еще одна сфера, связанная с повышением цен на медицинские товары и услуги, — это ОМС. При сильном падении рубля есть вероятность такого сценария: лечение будет стоить настолько дорого, что фонд ОМС просто не сможет его покрывать. Но эту опасность пока тоже рано анализировать. По крайней мере, представители компаний, занимающиеся медицинским страхованием, отказались от комментариев, сославшись на ту же неопределенность.

Пока же эта определенность не наступила, Минздрав заверил россиян: жизненно важными препаратами медицинские учреждения обеспечены надежно. А Федеральная антимонопольная служба пообещала пристально мониторить торговые сети, чтобы не допустить необоснованного повышения цен.

Иллюстрации: Надя Ще

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera