Общество

«Мы сидим в лодке»: как психологи начали бесплатно помогать 

Почему сейчас необходимо «заземляться» и как волонтерство спасает волонтера? «СПИД.ЦЕНТР» поговорил с психологами, которые начали предлагать бесплатные консультации, о том, как сохранить холодную голову во время паники и почему они решились на безвозмездную помощь. 

«Готовых помочь больше, чем людей, которые обращаются»

Предложения о безвозмездных консультациях стали по-настоящему стихийным и массовым явлением. Опрошенные «СПИД.ЦЕНТРом» специалисты рассказали о том, что в профессиональных сообществах начали появляться ссылки на чаты поддержки в Telegram, многие врачи организовываются в группы, чтобы вести круглосуточные дежурства.

«Это все очень быстро развилось, — рассказывает одна из участников такого сообщества Наталия Орехова. — Стали появляться администраторы — например, психологи-студенты или просто сочувствующие, кто хочет помочь нам без психологического образования. Сейчас от поступления заявки на помощь до того, как психолог забирает клиента, проходит несколько минут. В этой команде психологи со всего света, в разных часовых поясах». Специалисты объединяются и для того, чтобы проводить обучение по работе в кризисных ситуациях, супервизии, просто помогать друг другу держаться. «Психологи тоже люди в первую очередь, мы каждый день друг другу об этом напоминаем. Особенно в таких условиях очень важно за собой следить. Если “поедем” мы, то помочь мы уже никому не сможем», — говорит Наталия Орехова. По ее словам, запросов на помощь поступает много. Первый по частоте запрос — это тревога и страх, а второй — суицидальные наклонности.

Клинический психолог Олеся Панова также состоит в команде специалистов, которые готовы помогать бесплатно. Она оформила продвижение публикации о бесплатной помощи в Instagram, чтобы о такой возможности узнало как можно больше людей. Но, по ее словам, большого потока запросов о помощи пока нет: «Сейчас больше обращаются с тем, что у людей всплыли личные проблемы — семейные конфликты, проблемы на работе, с самооценкой. Это как спусковой крючок. Страх перед будущим мешает жить настоящим. В принципе, у человека всегда такая реакция: бей, беги или замри. У нас так и поделились люди. Одни никак не выражают свою позицию, делают вид, что ничего не происходит, другие ярко выражают — с агрессией, злостью, третьи — убегают, защищаются. Люди сейчас не обращаются так часто, как будут нуждаться потом. Потому что потом начнет приходить осознание, потеря базового доверия к этому миру, потребность опоры, двигаться дальше».

Семейный психолог Александр Тимофеев предложил бесплатную помощь у себя на странице в Instagram. Но обращений пока нет. «У меня многие коллеги предлагают бесплатную помощь, но к ним тоже никто пока не обратился, — рассказывает специалист. — Непонятно, с чем это связано, пока ждем. Я прогнозирую, что спрос может появиться после, когда все закончится, начнется ПТСР. Сейчас люди мобилизованы, они решают насущные проблемы — запасаются продуктами, деньгами, а психологическая помощь понадобится, когда все пройдет».

Того же мнения придерживается психолог Мария Иванова, которая также разместила сообщение о помощи у себя в Instagram: «Обращений у меня сейчас немного. Психологов, которые готовы помочь, на данный момент больше, чем людей, которые обращаются. Нет у нас культуры обращений, некоторые, возможно, думают, что справятся сами. Я больше работаю со своими клиентами — теми, с кем я работала давно, просто сейчас дополнительно даю бесплатные сессии. Первую неделю люди были в шоке, сейчас, я предполагаю, будет лавина обращений. Уже сейчас будет нарастание». Мария Иванова также рассказывает о том, что психологи помогают не только клиентам, но и друг другу: «Очень много взаимопомощи коллег. Мы собираемся, проводим групповые сеансы терапии. Делаем супервизии для того, чтобы понимать, как действовать. Когда ковид начался, тоже также было».

Волонтерство как самопомощь

Психологи, с которыми связался «СПИД.ЦЕНТР», говорят, что вопрос о том, помогать или нет, перед ними не стоял — готовность помогать была практически первым порывом.

«Мы сидим в лодке. Из десяти человек восемь начинают эту лодку раскачивать. Чтобы она не перевернулась, нам нужно эти восемь человек как-то успокоить. Выбирать не приходится. Нам нужно, как специалистам, у которых призвание работать с людьми, их успокоить, потому что мы тоже очень зависим от общества. И если сейчас будет сеяться паника — а она сеется, — то, может, и у нас какая-то история может начаться», — говорит клинический психолог Алина Хаймович. Она вступила в чат «Бесплатная психология» в первый же день, когда Россия объявила о проведении «спецоперации». Ссылку на него прислали коллеги. В этом чате — более двух тысяч участников. Он был создан еще в ноябре прошлого года, к нему присоединялись начинающие специалисты.

Психолог Галина Бердичевская вступила в этот чат еще до начала всех событий. Она работала с темой отношений, тревоги, профориентации, поиска жизненного пути. «Это действительно один из способов справиться с собственной тревогой — помогать кому-то другому, — говорит Галина Бердичевская. — Здесь несколько мотивов — это и возможность почувствовать себя самого более сильным, и возможность заниматься какой-то привычной для себя деятельностью, и работа над тем будущим, которое нас может ждать. Есть один позитивный момент: возможно, если сейчас люди познакомятся с помощью психолога с такой возможностью, те, кто раньше не стал бы обращаться, возможно, у них поменяется взгляд на эту профессию».

Мария Иванова и раньше работала волонтером с темой выгорания. Она также согласна с тем, что волонтерство — один из вариантов самопомощи: «Если ты чувствуешь себя более-менее нормально, но тебе тяжеловато, посмотри, кому еще хуже, — и помоги ему. Это делает твое состояние более устойчивым. Я решила помогать бесплатно потому, почему я вообще выбрала помогающую профессию. Для меня ценность и качество человеческой жизни — это непререкаемые вещи. Я такой же человек, как любой другой, и точно также испытываю чувства и понимаю, как это — находиться в такой ситуации, я сама в такой ситуации нахожусь».

«Психологи — они, в принципе, действуют как спасатели. Как не помогать людям? Вся наша цель и направлена на то, чтобы им помогать, — говорит Олеся Панова. — А то, что произошло, это ненормативный кризис, который коснулся каждого человека».

При этом не все психологи выступают за бесплатную помощь. По словам Алины Хаймович, некоторые представители профессионального сообщества против этого. «У них, наверное, есть какие-то личные причины на это, — предполагает она. — Может быть, видят финансовую выгоду в дальнейшем, но это абсурд: те люди, которые обратились за помощью бесплатно, вряд ли когда-нибудь придут как клиенты. Это как скорая. Скорая помощь выехала и помогла. Но вы же потом не пойдете к этому врачу скорой помощи с каким-то хроническим заболеванием. Но есть люди, которые считают, что это возможно».

Скорая психологическая помощь

Опрошенные «СПИД.ЦЕНТРом» специалисты подчеркивают, что помощь сейчас — экстренная. Это не долгая направленная работа. Главные техники, которые, по их словам, могут помочь сейчас, — «заземление», т. е. ощущение себя здесь и сейчас, и дыхательные практики.

«Телесный контакт важен, обниматься сейчас целительно всем. И тело помогает нам справляться и адаптироваться», — рассказывает Наталия Орехова. 

«Помощь, которую сейчас оказывают психологи, это в основном краткосрочное консультирование, это не терапевтическая работа, — обращает внимание Галина Бердичевская. — Мы здесь и сейчас помогаем человеку снять какое-то паническое состояние, обучаем каким-то техникам, которые он потом может использовать сам, даем какую-то поддержку».

Алина Хаймович замечает, что важно давать эмоциям физический выход: «Если хочется, например, как-то отреагировать на свое состояние страха или гнева, который сейчас поднимается, то тоже это сделать лучше телесно, чем в воображении, — потопать ногами, покричать, потрястись всем телом от страха. Любая эмоция — это выброс гормонов, который требует каких-то действий тела. Мы должны что делать, а если мы ничего не делаем, возникает стрессовое расстройство».

Александр Тимофеев направляет работу на то, чтобы поставить человека во «взрослую позицию» — состояние, при котором человек чувствует себя устойчивым. Он говорит: «Когда мы в панике, в эмоциях — это детские позиции. Соответственно, когда мы в детской, мы не то что другим, мы себе помочь не можем».

Техники помощи

  • Заземлиться — почувствовать свое тело.

  • Сосредоточиться на дыхании — совершать медленные вдохи, дышать «по квадрату», т. е. совершать вдох на четыре счета, затем четыре счета пауза и выдох на четыре счета.

  • Заниматься рутинными повседневными действиями.

  • Подумать, как ты можешь позаботиться о себе и своем круге.

  • Практиковать EMDR — работу с глазодвигательными сигналами.

  • При тревоге о возможной потере работы — составить на листе бумаги список своих навыков, проговорить действия, которые можно предпринять при увольнении.

«Работа с чувствами сейчас противопоказана. Вот призывы “назови, что ты сейчас чувствуешь”, “расскажи об этом” — сейчас неуместны. Это может сделать хуже, ретравмировать человека», — уверена Мария Иванова.

Где искать помощь 

Иллюстрации: Надя Ще

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera