Общество

«Прекратить общение ради психического здоровья». Как понять, что нужно расставаться

Чувство напряжения при контакте со знакомым или другом, высмеивание наших поступков и манипуляции с его стороны — все это может быть звоночком к тому, что с таким человеком пора прощаться. Но на пути к расставанию могут возникнуть страх одиночества и чувство вины. «СПИД.ЦЕНТР» узнал у психологов, как правильно говорить «прощай» и не терзаться после этого.

Песня «Не имей сто рублей, а имей сто друзей» не так далека от истины в оценке количества приятелей: согласно теории антрополога Робина Данбара, мы можем поддерживать от 100 до 230 постоянных социальных связей.

Это число периодически проверяется для различных взаимодействий. Например, исследователи из Индианского университета в Блумингтоне смоделировали активность пользователей в Twitter. Они проанализировали разговоры в соцсети более 1,7 миллиона человек, собранные за полгода, и проверили теоретический предел числа стабильных социальных отношений. Оно равнялось 100–200 связям, то есть тоже согласовывалось с показателем, озвученным Данбаром.

«Когда ты так делаешь, я чувствую слабость»

Лея Сех, психотерапевт и ведущая групп поддержки Фонда «СПИД.ЦЕНТР»

Если осознанно подойти к анализу социальных связей, то станет понятно, что не все из них нам нравятся. И бывает полезно проводить аудит своих знакомств. Ощущение контроля со стороны другого человека над нашей жизнью, чувство напряжения — все это может быть толчком к тому, чтобы пересмотреть свой круг общения, говорит психотерапевт и ведущая групп поддержки в «СПИД.ЦЕНТРе» Лея Сех.

«Поводом для “расхламления” френд-листа может послужить регулярный неприятный осадок после общения, нарушение ваших границ, высмеивание, игнорирование ваших желаний, манипуляции, указания, — перечисляет Лея Сех. — Если при контакте с человеком вы постоянно находитесь в напряжении и ждете подвоха, вам как будто бы надо постоянно защищаться или вы чувствуете, что вас затягивают в родительско-детские отношения, то это признак того, чтобы прислушаться к себе, к своим ощущениям и чувствам относительно этих отношений. И, возможно, прекратить общение ради своего психического здоровья. Такие отношения забирают много энергии. Ведь в них приходится постоянно быть начеку, сложно расслабиться и быть самим собой».

Иногда «натянутость» в общении может зависеть не от второго человека, а от наших жизненных обстоятельств — например, травматического прошлого опыта, допускает клинический психолог, сотрудник клиники Rehab.Family Ильнар Рахматуллин.

«Если неприятно с кем-то общаться, это всегда твоя проблема, — рассуждает специалист. — Не “проблема в тебе” — это другой вопрос, а проблема твоя. Здесь очень важна формулировка: если тебе дискомфортно, значит, у тебя какая-то трудность, которую нужно решить. За дискомфортом всегда что-то стоит: например, я чувствую себя слабым рядом с каким-то конкретным человеком, возможно, я чувствую себя униженным. Нужно понять причины: с этим человеком, в принципе, неприятно общаться или в какие-то определенные моменты. Причина может быть даже вне контакта — и из-за травматического опыта или [негативного] взаимодействия с похожими людьми.

Самый важный момент — это отслеживание своих состояний и того, какие вещи к чему приводят. К примеру: “Я чувствую себя слабым, когда человек называет меня уменьшительно-ласкательно”. Решение может быть простым — попросить его не делать так и прямо прояснить: “Когда ты так делаешь, я чувствую слабость, прости, пожалуйста”. Конечно, большой вопрос в том, зачем ты вообще поддерживаешь связь с тем, с кем тебе некомфортно. Это всегда про какие-то выгоды. Нужно определить для себя, стоят ли эти выгоды того, чтобы решать эту проблему».

«Прощание нужно для твоей собственной пользы»

Эксперты, опрошенные «СПИД.ЦЕНТРом», отмечают, что при решении поставить в общении точку очень важно вынести на первое место свои потребности и свое благополучие.

Лея Сех советует не думать при этом, что мы поступаем жестоко, и выбрать самого себя, а не кого-то другого. «Обычно кого-то другого ставят на первое место люди, склонные к эмоциональной зависимости от других», — подчеркивает эксперт.

Ильнар Рахматуллин, клинический психолог, сотрудник клиники Rehab.Family 

Ильнар Рахматуллин говорит, что при прощании первым делом нужно честно установить границы: мы прощаемся, завершаем контакт. «Главный момент — обозначить все, как оно есть. Прощание с другим человеком тебе нужно, скорее всего, для твоей собственной пользы, — говорит Ильнар Рахматуллин. — Если он на это обижается, всегда можно извиниться. Но за что ты извиняешься? В чем вина? Что ты заставляешь другого человека испытать боль, доставляешь этим ему неприятности? Но ведь и он тебе доставляет неприятности. Вопрос в том, что важнее: прощение другого человека или же собственное благополучие. Иногда нужно понимать, что кроме нас никто о нас не позаботится так, как мы этого заслуживаем».

В случае, если человек не выражает обиду на прекращение общения, но чувство вины присутствует, это уже речь о прощении себя, добавляет Ильнар Рахматуллин: «Если такие методы, как выговориться, прописать все переживания на бумаге или проговорить все, попытаться договориться внутренним диалогом, не работают, надо идти к специалистам. Кто-то выбирает разные другие способы, например искупление из серии “пожертвовать деньги в благотворительный фонд” — сделать хорошее дело, донести что-то приятное другим, в итоге как будто некий баланс выстраивается. Иногда люди так делают, чтобы с этим справиться. Но вообще самое главное — настраивание внутреннего диалога с прощением себя за то, что ты сделал».

Взять на себя ответственность за свою будущую комфортную жизнь

Помимо чувства вины, распрощаться с «некомфортными» людьми может помешать страх одиночества. И это — нормально, говорят опрошенные «СПИД.ЦЕНТРом» психологи.

«Страх одиночества — естественная эмоция человека, просто у каждого она выражена в своей мере и форме. Наверное, тут лучше всего взвесить все за и против, увидеть все негативные последствия и вашу выгоду от этих отношений и сделать выбор. Взять на себя ответственность за этот выбор и за свою будущую комфортную жизнь», — говорит Лея Сех.

Если в случае, например, положительного  ВИЧ-статуса, страх одиночества усугубляется боязнью открыть его, стоит проработать собственное понимание доверия и помнить, что особенности не делают человека хуже, они делают его просто другим, советует Ильнар Рахматуллин: «Да, можно напороться на то, что тебя не примут. Но с доверием всегда сложный вопрос. Обмануть могут все, предать могут все. Каждый человек принимает для себя решение: доверять или не доверять. В этом и смысл доверия.

Одна из моих любимых метафор — про падение и полет. Ты не понимаешь — ты будешь лететь или будешь падать, но ты этого не узнаешь, пока не прыгнешь. А если ты будешь все время бояться того, что человек тебя предаст или отвернется от тебя, когда ты выбираешь, что именно ему сказать о себе, это же не про доверие. Если ты действительно хочешь принятия человека, ты сможешь его получить только тогда, когда он действительно узнает тебя. Скрывать какие-то заболевания, ВИЧ-статус, большую часть своих характеристик — это все не будет рационально с точки зрения получения принятия. Если ты скрываешь какие-то важные вещи, и скрываешь подолгу, — это, скорее, к вопросу про недоверие. Ты либо принимаешь условия, что тебя могут предать, и доверяешь все равно, либо не доверяешь вовсе. Нет правильного решения, есть то, которое ты выбрал.

«Поводом для “расхламления” френд-листа может послужить регулярный неприятный осадок после общения, нарушение ваших границ».

Тут еще есть вопрос социальной коммуникации — может, не от тех хочется получить принятие. К примеру, я с кем-то работаю, и мне не важно получить принятие каких-то морально-этических поступков от коллег. Мне важно сохранять рабочие отношения с ними, а для этого им не нужна моя личная информация. Мы должны понимать, в каком взаимодействии и в каком контакте что уместно. Любой человек с какой-то особенностью — статусом ВИЧ, заболеванием или чем-то еще — может чувствовать себя не таким как все, но это не делает его хуже. Это очень частая проблема, что люди из-за своих исключительностей, как и диагнозов, начинают воспринимать себя хуже».

Ильнар Рахматуллин добавляет, что в случае, если страх одиночества «беспокоит до трясучки», — можно и нужно обращаться за помощью к специалистам. Это все решаемые вопросы.

Может быть и другой страх — когда мы прощаемся не просто с людьми, а с каким-то тяжелым прошлым, мы боимся, что оно может вернуться. Лея Сех говорит: «Есть такая интересная поговорка: “На Сеньке и шапка горит”. Чем больше человек боится, тем больше шансов на его острую реакцию даже при безобидных обстоятельствах. То есть человек может реагировать достаточно остро просто потому, что он сам испытывает сильные чувства и переживания, связанные с негативным прошлым опытом. И тогда достаточно малейшего намека извне и раненому человеку покажется, что на него свалилось его прошлое. Вариант “не бояться” — один: простить себя, разрешить себе быть таким в прошлом, дать место этому прошлому в своей жизни. Оно было, и это часть жизни, какой-то ее кусок. Это иногда бывает непросто, но мы все обычные люди и имеем право на ошибки. Может быть, человек ошибался, когда жил определенным образом. А чаще всего у людей просто не бывает выбора, так как они выросли в такой среде, где с другим опытом прожить отрезок жизни было невозможно».

Обложка: Елена Рюмина

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera