Тенофовир оказался предпочтительнее зидовудина во второй линии АРВТ

Новости7 July 2020

Ученые связали сохранение тенофовира в схемах лечения ВИЧ вместо его замены на зидовудин с лучшей приверженностью и более высокими показателями подавления вирусной нагрузки, особенно в сочетании с атазанавиром / ритонавиром.

Отказ от замены тенофовира на зидовудин при терапевтической неудаче схем первой линии был связан с улучшением показателей приверженности к лечению и лучшим подавлением вирусной нагрузки у людей с ВИЧ на Гаити, особенно в сочетании с атазанавиром / ритонавиром. Об этом в рамках 23-й Международной конференции по СПИДу (AIDS 2020: Virtual) рассказал доктор Самуэль Пьер из клиники Гаитянского Глобального Альянса Здоровья (GHESKIO), пишет Aidsmap.com.

Как известно, в странах с ограниченными ресурсами ВОЗ рекомендует назначать тенофовира дизопроксил фумарат (TDF) в качестве одного из препаратов первой линии. В случае неэффективности терапии рекомендуется переключиться на препараты второй линии, сменив тенофовир на зидовудин. Однако последний, являясь более старым препаратом, имеет неудобный двукратный режим приема, а также хуже переносится пациентами. При этом существует альтернативный, но менее изученный вариант — рециркуляция тенофовира. В этом случае препарат назначается, даже если у пациента выявлена мутация резистентности K65R, которая предполагает наличие  устойчивости вируса к нему. Наличие K65R было обнаружено примерно у 30% людей, наблюдавшихся в клинике GHESKIO и не имевших опыта лечения препаратами первой линии.

Для оценки эффективности такого подхода исследователи провели ретроспективный обзор данных о 1017 взрослых пациентах, потерпевших вирусологическую неудачу при назначении им в качестве первой линии комбинации тенофовир / ламивудин / эфавиренз.  В качестве лечения второй линии им был назначен либо тенофовир / ламивудин, либо зидовудин / ламивудин. В качестве третьего компонента терапии назначался усиленный ингибитор протеазы (либо лопинавир / ритонавиром, либо  атазанавир / ритонавир).  В течение года после переключения ученые оценивали приверженность к лечению, уходу и медицинскому наблюдению, а также уровень вирусной супрессии (менее 200 копий/мл).

В общей сложности на зидовудин перешли 284 человека. 733 пациента сохранили тенофовир. Средний возраст в когорте 42 года. В период 2012–2015 годов более высокий процент людей, у которых произошел сбой первой линии, переключился на зидовудин (120 из 300 человек), чем в период 2016–2018 годов (164 из 717 человек).Люди, сохранившие в своей схеме TDF, значительно чаще имели вирусную нагрузку ниже 200 копий/мл  как в ходе первого тестирования, так и через год наблюдения. Также они показали значительно большую приверженность к лечению (48% имели 90-процентную приверженность к приему препаратов. В группе зидовудина этот показатель оказался на уровне 38%).

В группе усиленного атазанавира, который пациенты принимали раз в день, оказалась более лучшая приверженность к лечению и степень вирусной супрессии, чем у тех, кому был назначен лопинавир / ритонавир.

Лечение на основе тенофовира и усиленного ингибитора протеазы в большей степени сохраняло подавление вируса, в том числе и в случаях плохой приверженности к лечению. Это может быть связано  более длительным периодом лекарственного средства, которое может поддерживать подавление вируса даже в тех случаях, когда уровни ИП падают. «При выборе схемы лечения после неудачи первой линии следует принимать во внимание токсичность лечения и количество таблеток, принимаемых пациентом», — заключили авторы работы.

Google Chrome Firefox Opera