Лечение

Вы готовы к терапии ВИЧ длительного действия?

Можно смело утверждать, что каждый ВИЧ-позитивный человек мечтает о терапии долгого действия: когда вместо ежедневного приёма таблеток можно будет, например, ежемесячно делать инъекцию. Представляем самый полный список кандидатов на роль долгожданной терапии нового типа и обстоятельный разбор её преимуществ и недостатков.

Как наука может модернизировать своё собственное «чудо»?

Этот вопрос лежит в основе медицинских дискуссий о будущем антиретровирусной терапии длительного действия или LA-ART. Ее потенциал  основан на том, что данный вид лечения может избавить людей с ВИЧ от неудобств, связанных с традиционной терапией.

LA-ART – в теории – можно принимать раз в несколько месяцев, в отличие от обычных таблеток, которые нынешние пациенты пьют один раз в день (или несколько раз в день – прим.)  

Открытие, производство и растущее глобальное распространение АРВТ по схеме "одна таблетка один раз в сутки" – уже само по себе "одна из величайших историй успеха в медицине прошлого века", – сказал на майском Саммите по ВИЧ в Женеве Карл Диффенбах, Ph.D, директор отдела Национального Института аллергических и инфекционных заболеваний (NIH) США.

“Антиретровирусная терапия – это современное чудо”

“Антиретровирусная терапия – это современное чудо”, – заявил Диффенбах, выступая перед международным собранием ведущих специалистов по ВИЧ, чтобы представить новые данные по LA-ART. Название выступления Диффенбаха содержало провокационный вопрос «Готовы ли мы?» усовершенствовать «чудо» 20 века?

Два препарата продолжительного действия против ВИЧ уже готовы выйти на рынок: ибализумаб (Trogarzo) был одобрен FDA (Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США) в марте. В то же время, альбувиртид получил аналогичное разрешение от Главного государственного управления по контролю качества продуктов питания и медикаментов КНР в июне. Однако двух случаев регистрации препаратов явно недостаточно для развертывания полноценной и успешной программы.

“Я затрудняюсь ответить на вопрос “готовы ли мы”, – заключил Диффенбах.

Какие проблемы решает LA-ART?

Когда мы рассматриваем вопрос о том, какое место в нашем арсенале займет АРТ длительного действия, мы должны спросить себя: "Какие проблемы решают разные типы АРВТ и какие проблемы или поводы для беспокойства они создают"?

Два препарата продолжительного действия против ВИЧ уже готовы выйти на рынок.

Для Диффенбаха ответ сводится к одному слову: приверженность (к лечению – прим.). Приверженность может стать как преимуществом, так и угрозой LA-ART, даже несмотря на то, что ряд новых препаратов-"кандидатов" находятся на различных стадиях разработки.  

Потенциал LA-ART в том, что значительное сокращение частоты приема препаратов против ВИЧ снижает риск пропусков. А пропуски приводят к неэффективности терапии. Низкая приверженность терапии не только ведет к ухудшению состояния людей с ВИЧ, но и способствует развитию устойчивости вируса к препаратам.

"Во всем мире растет уровень резистентности ВИЧ, – отмечает тревожную тенденцию Диффенбах, – и низкая распространенность скрининга на ВИЧ-резистентности только усугубляет проблему".

Диффенбах указал на изобилие публикаций по женской контрацепции – патчи, импланты, инъекции. Этот пример может послужить доказательством того, что средства долгого действия вместе ежедневных таблеток улучшают приверженность. Но пока не очевидно, какая частота и какой способ применения будут оптимальными для лечения ВИЧ. В этом и заключается проблема LA-ART.

Каждая доза LA-ART должна будет "балансировать на тонкой грани" между токсичностью и эффективностью и быть надёжной в плане срока подавления вируса в крови – до следующей дозы лекарства.

Также пациенты с ВИЧ должны быть обеспечены сопутствующей инфраструктурой, которая бы людям контролировать своевременный прием новых доз LA-ART.  

Эффективный план разработки LA-ART

“Более десятка препаратов сегодня рассматриваются для применения в качестве LA-ART, либо в качестве профилактических средств долгого действия  (как для доконтактной профилактики [ДКП], так и для постконтактной профилактики [ПКП])” – отметил Диффенбах.

Большинство из них – нейтрализующие антитела широкого спектра действия, и каждый кандидат имеет идентификатор, например, 3BNC117, 10E8, или VRC01 – набор из букв и цифр, который выглядит так, как будто люди, отвечающие за названия, случайно напечатали свои пароли к почтовому ящику.

Однако есть препараты и с “нормальными” названиями:

альбувиртид – ингибитор слияния вируса с клеткой, который был одобрен 6 июня Главным государственным управлением по контролю качества продуктов питания и медикаментов КНР

каботегравир – ингибитор интегразы, проходит исследование 3 фазы

– ибализумаб – ингибитор проникновения вируса в клетку после его прикрепления, одобренный FDA 6 марта для пациентов, не отвечающих на существующую терапию

МК-8591 – первый препарат из класса нуклеозидных ингибиторов транслокации обратной транскриптазы, проходит исследование 2 фазы

– рилпивирин – одобренный FDA ненуклеозидный ингибитор обратной транскриптазы, в настоящее время применяется в стандартной схеме терапии (1 раз в день перорально, торговое наименование – "Edurant"), он проходит исследование фазы 3 в виде инъекции длительного действия

Одна из проблем LA-ART в том, что препараты не только должны успешно пройти через клинические испытания для выхода на рынок, но и должны работать в сочетании друг с другом, столь же эффективном, как и нынешние ежедневные  комбинированные препараты.

Каждая потенциальная схема LA-ART имеет собственный план разработки с возможностью изменения  режима дозировки. Поэтому режим терапии может быть более сложным, чем профилактика. Диффенбах отметил, что для эффективной профилактики длительного действия может потребоваться только одно активное вещество.

Оригинал: колонка Майлса Гельфанда в The Body Pro.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera