Лечение

Тоже донор. История первой в мире пересадки органа от живого человека с ВИЧ

Издание The Washington Post рассказывает историю Нины Мартинез — первого в мире живого ВИЧ-положительного донора. Недавняя трансплантация показала, что живые ВИЧ+ люди тоже могут быть донорами, а это еще один шаг к изменению не только ситуации с пересадкой органов в мире, но и в борьбе со стигматизацией людей с вирусом иммунодефицита. СПИД.ЦЕНТР публикует перевод статьи.

Две недели назад американские врачи совершили еще один прорыв в медицине. Новость, которую легко было пропустить в информационном потоке, может в корне изменить ситуацию с трансплантацией органов во всем мире.

1 апреля хирурги из госпиталя Джонса Хопкинса пересадили ВИЧ-положительному пациенту почку, полученную от ВИЧ-положительного донора. Это была первая в истории трансплантация органа от живого донора с ВИЧ — раньше органы пересаживали только от умерших людей, живших с вирусом иммунодефицита.

Операция по трансплантации почки Нины Мартинез.

Донором стала тридцатипятилетняя Нина Мартинез, а реципиент пожелал остаться анонимным, отмечается, что впервые за год ему не нужен диализ почек. По словам врачей, оба сейчас восстанавливаются после хирургической процедуры.

С помощью этой операции врачи надеются расширить банк доступных органов и изменить отношение к ВИЧ в обществе. Ведь стигма и дискриминация людей с вирусом существуют до сих пор, даже в развитых странах.

И это несмотря на то, что современные антиретровирусные препараты могут полностью подавить вирусную нагрузку до неопределяемого уровня, то есть человек на терапии никоим образом не может передать вирус, а президент США Дональд Трамп в это же самое время торжественно обещает остановить распространение вируса в США к 2030 году.

«Общество воспринимает меня и людей, подобных мне, как переносчиков смерти, — рассказала Мартинез в своем интервью изданию Saturday перед операцией. — И я бы не смогла придумать лучшего способа показать, что такие люди, как мы, тоже могут вдохнуть жизнь».

В конце марта она появилась на пресс-конференции в госпитале Джонса Хопкинса, чтобы объявить о первой подобной операции. Она говорила, что чувствует себя хорошо и с нетерпением ждет начала тренировок для участия в октябрьском марафоне Корпуса морской пехоты.

«Люди, живущие с ВИЧ, не могут быть донорами крови, но могут быть донорами почки, — объясняет Дорри Сегев, профессор хирургии в школе медицины Джонса Хопкинса, который руководил исследовательской группой и удалил левую почку Мартинез. — Тридцать лет назад вирус был приговором, сегодня эти люди настолько здоровы, что могут подарить жизнь».

С 2016 года, когда вышел новый закон, разрешающий подобные операции, хирурги пересадили сто шестнадцать органов от ВИЧ-положительных доноров ВИЧ-положительным реципиентам. Однако все эти доноры к моменту трансплантации уже умерли. Для сравнения: за последние тридцать лет 152 000 почек были трансплантированы людям без ВИЧ от живых доноров, а каждый год производится несколько сотен трансплантаций печени.

Сейчас в США более 113 000 людей находятся в листе ожидания трансплантации органов, большинство из них ожидают пересадки почек. Но в заветный список попадают далеко не все — одни слишком больны, других исключают из листа ожидания, когда их болезнь сильно прогрессирует.

Причина, по которой ВИЧ-положительные люди не могли быть донорами почек, крылась в опасениях врачей: они считали слишком рискованным оставлять людей с вирусом иммунодефицита с одной почкой. Как сам вирус, так и антиретровирусная терапия вызывают повышенный риск возникновения болезни почек.

Однако исследование 2017 года, проведенное среди 42 000 человек в школе Джонса Хопкинса, показало: риск развития болезни почек у ВИЧ-положительных людей ненамного выше, чем у ВИЧ-отрицательных, особенно среди курящего населения.

Почку Мартинез имплантировали реципиенту через надрез в брюшной полости размером пятнадцать на двадцать сантиметров. Операцию провел Нирай Десаи, доцент кафедры хирургии в школе Хопкинса. Причем почки самого реципиента не удаляли, как это делается по общепринятой практике. По словам Сегева, почки будут функционировать от 20 до 40 лет, после чего человеку понадобится новая пересадка или возврат к диализу. При этом почки от живых доноров работают немного лучше, чем если их пересадить от уже скончавшегося человека.

Кроме того, врачи будут с особой тщательностью контролировать состояние его здоровья — ведь у обоих участников операции могут быть разные штаммы вируса, а также резистентность к различным медикаментам.

У самой Мартинез со здоровьем все хорошо: «У пациентки отличное состояние здоровья, вирус под контролем, иммунная система в целом функционирует нормально», — отмечает Кристин Дуранд, доцент кафедры медицины в школе Джонса Хопкинса.

В 1983 году Мартинез и ее сестра-близнец родились на двенадцать недель раньше срока в Сан-Хосе. Вскоре у них развилась анемия. Как дочь морского офицера Мартинез отправили на лечение в военный госпиталь Сан-Франциско, где ей сделали переливание крови, которую должны были проверить на ВИЧ лишь через несколько дней. Именно при процедуре переливания она и инфицировалась. Причем об этом никто не узнал, все вскрылось лишь когда ей было восемь лет и девушка готовилась к операции по зрению.

Жизнь со статусом была тяжелой — в школе за ней следили, чтобы убедиться, что она не представляет угрозы для здоровья других учеников. Позже она узнала, что однажды директор спросил: «Почему мы должны обучать ее вместе с остальными детьми, если она все равно скоро умрет?». 

Когда сосед по квартире узнал о ее диагнозе, он тотчас съехал, даже не забрав вещи.

Сейчас Мартинез живет в Атланте и работает консультантом по вопросам общественного здравоохранения. Поэтому она сразу же узнала про принятие закона, позволяющего проводить такие операции. Еще через год в одном из эпизодов «Анатомии страсти» она увидела историю, в которой рассказывалось о трансплантации органов от живого донора, имеющего ВИЧ.

Когда одному из ее ВИЧ-положительных друзей понадобилась почка, Мартинез всерьез задумалась о возможности стать донором и позвонила в школу Джонса Хопкинса. Там ей пришлось пройти ряд анализов, чтобы принять участие в клинических испытаниях. Но она не успела стать донором другу — он умер.

И тем не менее она верит, что ее решение пожертвовать орган повлияло на весь лист ожидания: «Когда я убрала этого реципиента из списка, все подвинулись вверх, вне зависимости от того, есть у них ВИЧ или нет».

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera