Эпидемия

Коронавирус и туберкулез: пациенты в опасности

Пока мир охватила пандемия коронавируса COVID-19, у тех, кто работает над борьбой с туберкулезом, все больше обеспокоенности: как пандемия повлияет на значительно более старую инфекцию-убийцу — туберкулез? По опыту эболы мы знаем, что эпидемии могут нарушать даже базовые медицинские сервисы, например, обычную плановую иммунизацию. И, конечно, нынешняя эпидемия негативно скажется на многих базовых медицинских услугах. Но в сфере туберкулеза жертв может быть больше всего. Почему? 

Почему? На этот вопрос американскому Forbes ответил научный руководитель кафедры эпидемиологии и глобального здравоохранения в универститете Макгилла (Монреаль) Мадукар Пай. Сайт СПИД.ЦЕНТР публикует адаптированный перевод этого текста, тем более что проблема касается и российских пациентов с туберкулезом.

Как COVID-19 повлиял на сферу туберкулеза в Китае и Корее

Туберкулез ежедневно убивает 4000 человек, а ежегодно — 1,5 миллиона. До сих пор он главная причина смерти ВИЧ-положительных людей. В 2018 году в мире туберкулезом заболели около 10 000 000 человек, а у почти 500 000 развился лекарственно устойчивый туберкулез.

Я волновался, когда COVID-19 появился в Китае, потому что здесь ситуация с туберкулезом крайне тяжелая. В 2018 году в КНР заболели туберкулезом 866 000 человек, а умерли 40 000. Если говорить о коронаиврусе, то, по последним данным, в Китае им заболели 81 000 человек, а погибли — более 3 200. Это не могло не сказаться на системе лечения других заболеваний.

«Из-за того, что в некоторых районах Китая запретили передвижения на дальние расстояния, пациенты не могли выехать за пределы города даже по медицинским вопросам, — сказал Хайронг Хуанг, специалист по туберкулезу в Китае. — В регионах с самой тяжелой эпидемической ситуации ресурсы системы здравоохранения были на пределе. А так как для медиков первостепенная задача — лечить пациентов с COVID-19, то у них просто не оставалось сил и ресурсов заниматься остальными, в том числе людьми с туберкулезом. Кроме того, приостановилось лабораторное тестирование на туберкулез».

В Южной Корее ситуация схожая. Борьба с коронавирусом (более 8000 случаев) практически парализовала рутинную противотуберкулезную помощь. «Уход за больными туберкулезом, особенно теми, кто нуждается в стационарной помощи, маргинализируется из-за эпидемии COVID-19, — отметил доктор Дже-Джоуни Йим, профессор Национальной университетской больницы в Сеуле. — По закону в Южной Корее требуется как минимум двухнедельная госпитализация пациентов с множественным лекарственно-устойчивым (МЛУ) туберкулезом. Но из-за эпидемии мы не можем принять никаких больных с МЛУ-туберкулезом, которые были направлены в нашу больницу».

В Корее больницы для больных туберкулезом переориентировали для пациентов с COVID-19. Врачи отмечают, что даже дети с ТБ остаются заброшены в плане лечения. Но если такая ситуация со сферой туберкулеза сейчас в относительно богатых странах, таких как Китай и Корея, то что может сделать COVID-19 в странах с низким уровнем дохода?

Пандемия движется на юг

Сейчас эпидемия нового коронавируса начинается в Индии (169 случаев) и ЮАР (119 случаев). В этих странах не только огромное количество пациентов с туберкулезом, но и вообще людей, живущих за чертой бедности, с иммунодепрессивными состояниями: голод — в Индии, ВИЧ-инфекция — в ЮАР. Это отмечал и генеральный директор Всемирной организации здравоохранения Тедрос Адханом Гебрейесус.

ЮАР уже объявила COVID-19 «национальной катастрофой», а в Индии ввели ограничения на поездки. «Наш президент объявил о карантине для защиты южноафриканцев. Мы понимаем, что COVID-19 может подействовать не тех, кто наиболее уязвим, — отметила Ингрид Шоман, активистка по туберкулезу из ЮАР. — Как человек, переживший туберкулез, я надеюсь, что наше общество воспринимает защитные указания всерьез. Как социальную ответственность друг перед другом. Системе здравоохранения нужна наша поддержка».

«Услуги по борьбе с туберкулезом будут затронуты на разных уровнях, так как ресурсы перенаправлены на прогрессирующую эпидемию COVID-19, — добавляет Киртан Дхеда, эксперт по туберкулезу в Университете Кейптауна. — Я предполагаю всплеск заболеваемости туберкулезом, учитывая задержку диагностики и более высокие риски передачи». Индийские эксперты и активисты тоже считают, что бремя туберкулеза в их стране увеличится.

Беспокойство среди больных туберкулезом

По словам американской активистки Кейт О'Брайен из организации We Are TB, многие люди из ТБ-сообщества беспокоятся, смогут ли они пройти тестирование, будет ли у них повреждение легких. «Большинство людей с туберкулезом в США не в состоянии запастись едой впрок или пропустить работу. У нас нет оплачиваемых больничных, и у многих даже нет медицинской страховки», — добавила она. Причем туберкулез чаще всего бывают у людей, родившихся за пределами США.

Активистка из Индии Дипти Чаван вылечила туберкулез с широкой лекарственной устойчивостью. Но в борьбе с болезнью она потеряла легкое. Ее доктор и семья в ужасе от мысли об изоляции. Дипти была в изоляции долгие месяцы, когда боролась с туберкулезом, и снова оказалась в ней из-за коронавируса. «Если я получу COVID-19, несмотря на все меры предосторожности, выживу ли я? У меня осталось одно легкое, которое тоже повреждено аспергилломой. Я проиграю битву против COVID-19, даже не имея возможности сражаться, только потому, что туберкулез лишил меня всякого шанса».

У Саураба Рейн аналогичные проблемы — из-за повреждения легких и туберкулеза в анамнезе у него повышенные риски COVID-19. Он живет в густонаселенном районе Мумбаи, что увеличивает вероятность заражения. «Я нервничаю по поводу инфекции, но я могу позволить себе самоизоляцию. А многие люди в Индии не могут оставаться в домах. Что делать им?»

Предвидения и смягчения ущерба

Сообщество людей с туберкулезом призывает смягчить негативное влияние COVID-19 на систему мед услуг по туберкулезу. И предлагает несколько шагов. Для начала, по их мнению, нужно выявить все возможные аспекты влияния коронавируса на туберкулез.

  1. У людей, переболевших туберкулезом, часто есть повреждения легких. Хотя данных пока нет, я подозреваю, что повреждение легких может сделать пациентов с туберкулезом более подверженными COVID-19 и его негативным результатам. 

  2. У пациентов с туберкулезом есть коморбидные состояния (два или более хронических и связанных между собой заболевания), а также жизненные условия, повышающие их уязвимость: неправильное питание (и недоедание), ВИЧ, силикоз, диабет, бездомность и курение. Пока непонятно, каким образом COVID-19 может ухудшить продовольственную безопасность или негативно повлиять на течение ВИЧ-инфекции. Но потенциальное влияние надо предвидеть. Таким образом, страны с высоким уровнем пораженности туберкулезом должны сделать все, что в их силах, чтобы защитить больных и тех, кто уже переболел, от воздействия COVID-19. Если у больных или уже переболевших ТБ появляются симптомы коронавируса, их необходимо срочно проверить и при показаниях — госпитализировать.

  3. Глобальная мобилизация на борьбу с COVID-19, вероятно, приведет к перераспределению медицинской рабочей силы и ресурсов от противотуберкулезных служб. Также может сократиться количество медработников из-за болезни и самоизоляции, а стационары для ТБ-больных могут отдать нуждающимся с коронавирусом. Отвлечение ресурсов или рабочей силы может привести к ухудшению качества лечения туберкулеза, прерыванию лечения и неадекватному наблюдению. Скорее всего, пострадает лечение туберкулеза с лекарственной устойчивостью. Чтобы смягчить последствия, можно попробовать сместить задачи и обучить волонтеров для оказания помощи на дому. Например, можно организовать сервисы по телефону, Skype, WhatsApp, Zoom или видеонаблюдение. 

  4. Финансирования борьбы с туберкулезом не хватает и сейчас, но дальнейшее оттягивание средств от туберкулеза в пользу COVID-19 может стать реальной проблемой. Необходима донорская поддержка (например, через Глобальный фонд), которая может сыграть ключевую роль в надвигающемся кризисе.

  5. Пандемия коронавируса уже истощает и разрушает глобальную цепочку поставок всех лекарств, включая противотуберкулезные препараты. Глобальный фонд мог бы сыграть здесь ключевую роль и обеспечить оптимальное распределение существующих противотуберкулезных препаратов. А чтобы удовлетворить спрос во время чрезвычайной ситуации, можно задействовать компании госсектора.
  6. Диагностические лаборатории уже отдают предпочтение тестированию на COVID-19. Что может привести к значительным задержкам в постановке диагноза туберкулез с увеличением распространения заболевания. Программы по борьбе с туберкулезом должны привлекать дополнительный персонал для продолжения услуг по тестированию на туберкулез или для проведения тестирования на стороне в частных или академических /исследовательских лабораториях.
  7. Пандемия COVID-19 уже влияет на исследовательскую деятельность и научные конференции. Все мероприятия ко Всемирному дню борьбы с туберкулезом (24 марта) отменяются. Виртуальные и междугородние события должны стать новой нормой. Задержки противотуберкулезных лекарств, диагностических и вакцинных испытаний могут оказать большое влияние на сроки их введения. Обновление руководств и политик по туберкулезу, вероятно, также будет отложено.
  8. Хаос с COVID-19 может ослабить качество статистических данных о туберкулезе в странах с большим количеством зараженных пациентов. Уже сейчас 3 из 10 миллиона новых случаев туберкулеза уже «потеряны» и не зарегистрированы в системах здравоохранения. Программам по борьбе с туберкулезом стоит привлекать студентов и исследователей для проведения опросов. 

Быть проактивным, а не просто реагировать

У каждого, кто работает с туберкулезом, есть возможность проявить инициативу, чтобы смягчить ущерб. Иначе в ближайшие месяцы мы можем увидеть большой рост смертности от туберкулеза. Всемирная организация здравоохранения и Stop TB Partnership могла бы создать специальную группу по мониторингу ущерба от COVID и ТБ. Лусика Дитиу, директор Stop TB Partnership, считает, что сосредоточение внимания только на COVID-19 может повредить очень хрупкие достижения, которые есть в борьбе с туберкулезом. Поэтому надо обеспечить бесперебойное выполнение всех действующих программ. «В контролировании пандемии коронавируса можно использовать многолетний опыт программ по борьбе с туберкулезом в сферах инфекционного контроля, диагностики, отслеживания контактов и изоляции», — добавила она. Это может действовать и в обратную сторону — инвестиции и нововведения в борьбе с коронавирусом можно использовать для лечения туберкулеза.

Наконец, решающее значение, чтобы туберкулез не остался незаметен на фоне COVID-19, может иметь адвокация. Как сказала Дипти Чаван: «Люди не оставляют камня на камне, чтобы остановить пандемию коронавируса. Если мы покажем хотя бы половину этой преданности делу искоренения туберкулеза, мы сможем не дать миллионам умереть от предотвратимых и излечимых болезней».

В подготовке материала участвовали Илона Еленева, Кристина Абрамовская, TBpeople.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera