Общество

Российскую науку загоняют в угол

На фоне санкций международные научные организации, компании, университеты и целые страны прекращают с Россией контакты. Это приведет к значительному отставанию нашей страны в сфере науки и техники, где она и так занимала не лидирующие позиции.

Санкции — старые и новые

Западные санкции для российской науки — явление не новое. Бурные события сегодняшних дней заставили почти забыть о том, что восемь лет назад отечественные исследователи уже ощущали на себе последствия российско-украинского конфликта на Донбассе.

В марте 2014 года США и ЕС ввели против России ряд экономических санкций. Они касались в том числе и экспорта оборудования, которое можно было использовать в военных целях. При этом Европейский союз заявлял, что запрет не должен коснуться товаров так называемого двойного назначения — которые можно использовать как в мирных, так и в военных целях.

Однако западные компании стали проявлять осторожность и перестали поставлять российским исследовательским центрам оборудование двойного назначения. «Они говорили: вот вы закупаете у нас оптику для лазеров, но мы же не знаем, где вы будете их применять — в медицине или для оружия, — вспоминает физик, бывший сотрудник одного из институтов новосибирского отделения Российской академии наук Николай П. — Возможно, они боялись, что их самих обвинят в нарушении санкций. Или пугали нас тем, что продукция может быть арестована при доставке». Ученый добавляет, что были случаи, когда отказывали в поставках сложного оборудования, ссылаясь и на то, что в России не было сервисных центров для его обслуживания.

У химиков и биологов тоже появились проблемы — правда, в большей степени финансовые. В 2014 году впервые после девяностых рухнул рубль, и цены на зарубежные материалы резко выросли, выбив российских ученых из заранее намеченных бюджетов. «За отдельные реактивы, как мне жаловались коллеги, приходилось платить в два раза больше», — рассказывает Николай.

Некоторые российские ученые уже в 2014 году стали жаловаться, что научные журналы США якобы без видимых причин стали отклонять или задерживать публикацию их статей. Правда, журналисты Associated Press, попытавшиеся разобраться с этими утверждениями в 2015 году, не смогли найти подтверждений таким жалобам.

Еще одной серьезной неприятностью тогда стали отказы некоторых зарубежных фондов финансировать российские исследования. Но кое-какой выход отечественная наука все же нашла. Часть недостающего оборудования стали закупать в Китае и Гонконге, некоторые реактивы начали производить в России. А в финансировании проектов часть нагрузки взяли на себя отечественные доноры — Российский фонд фундаментальных исследований, Российский научный фонд и другие.

Уже тогда российский бизнесмен, основатель компании «Вымпелком» Дмитрий Зимин заявил, что «наука стала делом политическим». В подтверждение этих слов созданный Зиминым фонд «Династия», поддерживающий науку и просвещение в России, был включен в реестр НКО — «иностранных агентов».

Перекрывают все каналы

Сейчас российская наука оказалась еще в более уязвимом положении, чем в 2014 году. Речь уже идет не только об ограничении поставок отдельных видов оборудования или расходных материалов.

С оборудованием, конечно, проблемы тоже есть. Американские и европейские компании стали отказываться от сотрудничества с российскими учеными уже независимо от содержания их проектов. Сотрудники Физического института им. П.Н. Лебедева (ФИАН) жалуются, что под угрозой — работа по созданию уникального телескопа «Спектр-УФ», включенного в Федеральную космическую программу России. Причина — приостановление сотрудничества со стороны компании Teledyne E2V, поставляющей для телескопа фотодетекторы.

Но оборудование — это цветочки. Зарубежные организации просто отказываются работать с россиянами.

Так, Европейская ассоциация медицинского образования (Association for Medical Education in Europe) исключила из своих рядов как российских, так и белорусских членов. Об этом сообщил генеральный секретарь Российского общества специалистов медицинского образования Залим Балкизов. Офис организации в Москве будет закрыт. Теперь российские специалисты в сфере медицинского образования не смогут принимать участия в международных мероприятиях, которые организует ассоциация.

Международная сеть онкологов OncoAlert в начале марта объявила о прекращении своей деятельности в России. По словам представителей OncoAlert, организация не будет проводить в нашей стране свои мероприятия.

Закрываются совместные исследования. Национальное управление океанических и атмосферных исследований США исключило российских ученых из экспедиции по изучению нереста лосося и запретило американскому исследователю участие в российском проекте.

Снова стали появляться слухи о том, что в западных научных изданиях отказываются публиковать работы российских ученых. Здесь стоит сказать, что из достоверных случаев известен пока один — и тот оказался вроде бы с хорошим концом. Отечественный химик Вадим Батаев рассказал о том, что его статья была отвергнута американским изданием Journal of Molecular Structure из-за запрета сотрудничать с российскими учеными. Однако после вмешательства в историю руководства научного издательства Elsevier, которому принадлежит журнал, российского химика заверили, что статья будет опубликована. При этом в издательстве подчеркнули, что продолжают придерживаться традиционных научных критериев оценки рукописей и не обращают внимания на национальность, пол, религию и другие характеристики авторов.

Впрочем, сотрудничество в научной и технической областях прекращают не только отдельные фирмы. Это происходит уже на государственном уровне. Соответствующий договор с Россией, подписанный еще в 1993 году, недавно расторгло правительство Польши. О прекращении научного сотрудничества заявила и Чехия.

Обмену не подлежат

Вслед за научными кругами к санкциям присоединились и университеты. Крупнейший инновационный центр мира — Массачусетский технологический институт — отказался от совместных программ со «Сколтехом».

Здесь, правда, стоит отметить: сообщения о якобы отчисленных из европейских университетов российских студентов пока не нашли подтверждения. Скорее всего, некоторые СМИ неправильно интерпретировали слова главы Минобрнауки Валерия Фалькова, который на встрече с омбудсменом Татьяной Москальковой пообещал защищать права российских студентов, обучающихся за рубежом. Министр также пообещал дать возможность продолжить обучение в лучших вузах страны тем, кого отчислят в Европе. Однако конкретных сообщений о выгнанных студентах пока не появлялось. Более того, преподаватели, работающие в университетах Праги, утверждают, что руководство учебных заведений стремится снизить напряжение между студентами.

Тем не менее проблемы с зарубежным обучением и стажировками у наших студентов появились. Но касаются они в основном тех, кто планировал поехать учиться за границу.

Многие фонды, выдающие стипендии и организующие обмен студентами, прекращают набор в России. Сейчас под угрозой закрытия программа Erasmus+, благодаря которой российская молодежь могла ездить по обмену в Европу в течение нескольких десятилетий.

Закрывают свои студенческие программы и национальные проекты Институт Сервантеса (Испания), British Council, Институт Гете (Германия), American Council.

Совет ректоров университетов Эстонии (объединяет представителей шести учебных заведений страны) принял коллегиальное решение не принимать студентов из России. Представители университетов Финляндии предупредили, что сотрудничество с Россией в сфере образования будет зависеть от политики ЕС в этой сфере.

Проблемы возникнут и у тех, кто захочет сдать в России экзамены по английскому языку TOEFL и IELTS. Без них обучение в большинстве иностранных вузов, где преподают на английском языке, невозможно. Лицензиями на выдачу документов о сдаче таких экзаменов владеют иностранные организации. А они тоже приостановили свою работу в России.

Разумеется, не смогут попасть на учебу те, кто не успел получить визы — европейские страны приостановили их выдачу.

Российские вузы уже понимают, к чему все идет, и начинают оптимизировать свои подразделения, отвечающие за международное сотрудничество. Бывший проректор ВШЭ Сергей Ерофеев сообщил, что университет ликвидировал свой международный экспертный совет. Отделы и департаменты международного сотрудничества в вузах, конечно, не исчезнут, но они теперь будут в основном заниматься набором студентов из других стран — в основном из Китая, Вьетнама, государств Средней Азии и Ближнего Востока. «Здесь уже ни о каком научном обмене речи идти не будет, — считают в ректорате одного из вузов Воронежа. — Эти страны в основном посылают к нам студентов. Исключение — Китай, но у него относительно мало программ обмена, где студенты учатся на английском, а не на китайском языке».

Какие претензии к российским ученым? 

Почему западное научное сообщество так жестко поступает с российской наукой? Ведь на международном уровне очень часто декларируется, что наука — вне политики.

«Академические сообщества во всем мире, в том числе в России и Беларуси, несут моральную ответственность за отстаивание мира, академических и демократических ценностей», — считает председатель совета ректоров эстонских университетов Март Калм.

Подобной позиции придерживаются многие западные научные ассоциации и организации. При этом они отмечают, что на официальном уровне российская наука не стремится к установлению мира.

Издание Science.org, анализируя взаимоотношения западного и российского научного сообщества на фоне «спецоперации» на Украине, замечает: «Руководители почти 200 российских университетов решительно выступили в поддержку военных действий. В подписанном заявлении, размещенном на сайте Российского союза ректоров 4 марта, они высоко оценили решение Путина “достичь демилитаризации и денацификации Украины”».

Но нужно отметить, что «научных санкций» хотят не все.

«За последние два-три дня подавляющее число и западных, и восточных университетов очень аккуратно относятся ко всем решительным действиям. Они не хотят рушить образовательные связи с Россией, потому что для многих эти связи в том числе личные, они все-таки разделяют образование и политику и не очень заинтересованы в разрыве отношений», — отметил директор Института стран Азии и Африки МГУ Алексей Маслов.

Действительно, далеко не все рубят связи с Россией полностью. ЦЕРН — крупнейшая организации по ядерным исследованиям — проголосовала за приостановление статуса России в организации. Но при этом около тысячи российских ученых пока имеют доступ к ресурсам ЦЕРН. Впрочем, ситуация может измениться.

Университеты Великобритании посоветовали своим структурам рассматривать вопросы о сотрудничестве с Россией отдельно в каждом конкретном случае. А Международный астрономический союз отклонил петицию украинских ученых с требованием запретить астрономам из России участвовать в деятельности организации.

В Европейской ассоциации урологов отметили, что не возлагают на врачей личной ответственности за происходящее, однако санкции против них все равно ввели, отказавшись от сотрудничества. Также о прекращении сотрудничества с российскими специалистами заявили авторитетный научный журнал The Lancet и Международная ассоциация медобразования (АМЕЕ).

Чем опасна изоляция для российской науки?

  • Отсутствие доступа к новейшим технологиям.

  • Проблемы с поставками высококачественного оборудования и материалов.

  • Сложности с доступом к новейшей научной информации.

  • Ухудшение качества высшего образования.

  • Прекращение совместных исследований.

  • Прекращение финансирования научной деятельности из зарубежных источников.

Иллюстрации: Надя Ще 

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera