Профилактика

ВИЧ и онкология: как снизить риски заболеваемости

У ВИЧ-положительных людей выше риск развития серьезных заболеваний, в том числе и онкологических. По официальным данным, в России число выявленных случаев ВИЧ превысило 1,1 миллиона, из них до 40% имеют высокие шансы столкнуться с раком. Какие факторы развития у ВИЧ-ассоциированной онкологии, можно ли излечиться и какая профилактика поможет снизить риски — в материале «СПИД.ЦЕНТРа».

Некоторые виды онкологических заболеваний в десятки, а то и в сотни раз чаще встречаются у людей с ВИЧ. Например, саркома Капоши развивается в 500 раз чаще, неходжкинские лимфомы — в 12 раз, а инвазивный рак шейки матки — в 3 раза чаще, чем у ВИЧ-отрицательных. Эти три заболевания считаются ВИЧ-ассоциированными, и их наличие говорит о развитии стадии СПИДа у пациента.

Есть также онкозаболевания, которые значительно чаще развиваются при наличии вируса иммунодефицита человека, но их считают ВИЧ-неассоциированными или низкоиндикаторными. Например, болезнь Ходжкина, рак легких, анального канала, яичек, некоторые виды рака кожи, включая злокачественные меланомы, и рак ротовой полости.

К сожалению, показатели онкологической смертности среди ВИЧ-положительных людей тоже более высокие. Врачи связывают это с длительным сроком постановки диагноза (в среднем 6–8 месяцев), с наличием сопутствующих заболеваний, обнаружением рака на поздней стадии, подавленным иммунитетом и невысоким охватом пациентов противоопухолевым лечением.

По официальным данным, число выявленных случаев ВИЧ в России превысило 1,1 миллиона. Глава отдела ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Вадим Покровский сообщает, что это число может достигать 1,5 миллиона.

Практикующий онколог-гематолог Анастасия Некрасова приводит данные о том, что риск развития онкологии у ВИЧ-положительных пациентов достигает 40%. При этом порядка 55% выявленных случаев приходится на лимфопролиферативные заболевания — поражающие лимфоидную ткань.

Точных причин, по которым ВИЧ может привести к развитию опухолей, медики пока не знают. Предполагается, что они лежат на молекулярном уровне — вирусы, встраиваясь в лимфоцит, нарушают метаболизм.

Впервые о злокачественных новообразованиях, возникающих на фоне ВИЧ, заговорили в 1981 году, когда вышла статья в The New York Times с описанием саркомы Капоши у 40 пациентов, оказавшихся впоследствии ВИЧ-положительными. Когда-то эта болезнь была редкой и поражала преимущественно пожилых мужчин, перенесших трансплантацию органов. К 1980 году число людей с саркомой Капоши резко возросло. Также у ВИЧ-положительных пациентов на фоне подавленного иммунитета часто диагностировались неходжкинские лимфомы и рак шейки матки.

С появлением эффективной антиретровирусной терапии (АРТ) и обязательным назначением ее всем пациентам, вне зависимости от стадии ВИЧ, снизилось число таких случаев, но проблема до сих пор актуальна.

В России сохраняется высокая частота поздней диагностики ВИЧ-инфекции на стадии СПИДа и тяжелой иммуносупрессии, а примерно 30% учтенных пациентов не получают АРТ. Вместе с тем у пациентов с ВИЧ, получающих терапию, из-за хронических воспалений и увеличения продолжительности жизни сохраняется высокий риск возникновения онкологических заболеваний, не ассоциированных с ВИЧ.

Факторы риска и методики лечения

Анастасия Некрасова считает главным фактором, указывающим на высокие риски развития опухолей, — не подавленную вирусную нагрузку. «Основная проблема — так называемая серая зона, когда в крови обнаруживаются от 1000 до 10 000 копий/мл. Это потенциальный риск онкологии, — сообщает она. — Пик заболеваемости раком приходится на 35–38 лет. Среди ВИЧ-отрицательных пациентов пик развития лимфом — 20–30 лет и 60–70 лет, но для людей с ВИЧ они нивелируются. Также опасность представляет минимальное количество Т-лимфоцитов (менее 50), это потенциальная стадия СПИДа. По статистике, если у человека уровень клеток опускался ниже 50, рано или поздно он может столкнуться с онкологией».

К другим значимым факторам относится наличие оппортунистических инфекций, в том числе вирусных, наличие хронических вирусных гепатитов В и С, инфекции герпеса и не проводимая ранее АРТ.

Есть эффективные методы терапии ВИЧ-ассоциированных видов рака, которые всегда проводится на фоне АРТ. Это химиотерапия с индивидуальными дозами препаратов, лучевая и радиолучевая терапия, хирургическое лечение. Онколог Анастасия Некрасова утверждает, что лечение онкологии у ВИЧ-положительных не отличается от лечения у пациентов без ВИЧ и зависит от стадии заболевания. «В первую очередь задействуется профилактика всех инфекций и всех оппортунистов, которые могут развиться. Так как лейкоциты снижаются на фоне химии, у пациентов иммунного ответа практически нет. Есть статистика по неходжкинским лимфомам: если людям проводили высокодозную химиотерапию без профилактики инфекционных осложнений, то инфекции-оппортунисты развивались в 80% случаев, а с профилактикой всего в 13%», — отмечает врач. 

К методам профилактики врач относит своевременное назначение АРТ и снижение вирусной нагрузки. «Независимо от наличия или отсутствия проявлений, при ПЦР-позитивном статусе ВИЧ-пациента нужно обязательно проводить лечение от герпеса и гепатитов В и С», — говорит Некрасова.

Здоровый образ жизни, в том числе отказ от курения, может снизить риск развития рака легких, но, по мнению врача, «если рассматривать, что страшнее — нездоровый образ жизни или неподавленный ВИЧ, то неподавленный ВИЧ — это более серьезная проблема».

Снизить риски развития рака шейки матки и рака анального канала поможет прививка от ВПЧ, который вызывает оба вида онкологии. Вакцинация от ВПЧ рекомендуется всем девочкам и девушкам в возрасте от 11 до 26 лет до начала половой жизни.

В случае с ВИЧ-ассоциированными видами рака ранняя диагностика может оказаться малоэффективной. «Есть опухоли, которые развиваются за несколько суток, и тут ранняя диагностика невозможна, поскольку диагнозы по ВИЧ и онкологии ставят спустя несколько месяцев от начала развития заболевания, — говорит Анастасия Некрасова. — Например, агрессивная лимфома Беркитта удваивает количество клеток каждые 72 часа».

С чего начинать лечение? Онколог считает, это это зависит от того, что представляет угрозу для жизни. «Если у человека лимфома Беркитта с метастазами и при отсутствии лечения он может умереть через сутки, то начинать нужно с онкологии, — говорит она. — Имеет значение, насколько тяжелая и быстро развивающаяся онкология, какие оппортунисты. Лечение рака, угрожающего жизни, нужно начинать не зависимо от уровня вирусной нагрузки. Можно ли вылечить человека с ВИЧ, инфекциями и жизнеугрожающей онкологией? Да, можно. Это сложно, могут быть назначены до 35 препаратов в сутки, но это лечится, и положительные примеры есть».

Иллюстрации: Елена Рюмина 

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera