Профилактика

«Встать, суд идет!»: Помощь наркопотребителям Санкт-Петербурга

Организация «Гуманитарное действие» занимается помощью людям, употребляющим наркотики. На судах за распространение наркотиков обычно присутствуют только сам подсудимый, прокурор и государственный адвокат. Подсудимый, которого вот-вот могут «закрыть» на несколько лет чаще всего находится в стрессовом состоянии. Идея помощи соцработников на судах – поддержать и объяснить, как пережить суд с наименьшими потерями и что делать дальше, чтобы исполнить приговор.

О ПРОЕКТЕ

 

Поддержка сотрудников фонда помогает людям восстановить жизнь по кусочкам. Помощь со стороны помогает исполнять указания суда качественно и вовремя. Без помощи социальных работников лечение и реабилитация могут откладываться годами.

Светлана называет 38-летнюю Марину девочкой. Они смеются и обнимаются как старые подруги, пробуя пирожные из тарелок друг друга. Друг о друге они говорят «мы» и знают, кажется, все детали биографии. Вместе они пытаются вылечить Марину от наркотической зависимости.

Светлана нашла Марину на заседании суда, где «девочку» судили по 228 статье УК РФ, незаконное приобретение и хранение наркотиков. Судили по этой статье в первый раз, но в целом на счету Марины несколько уголовных дел и судимостей, часть из которых не погашена. В первый раз она села «по малолетке и за любовь» в 17 лет. Приняла на себя вину укравшего золото парня-наркомана. Употреблять героин начала незадолго до этого. 


–ЕСЛИ БЫ НЕ СВЕТА, Я БЫ УЖЕ ДАВНО СТОРЧАЛАСЬ ОПЯТЬ, – ГОВОРИТ МАРИНА, ГЛЯДЯ НА СВОЮ ПОДРУГУ, – МЕНЯ И ОТПУСТИЛИ ТОЛЬКО ИЗ-ЗА НЕЕ.
фото: Евгений Лучинский

В перерыве своего последнего судебного заседания, которое прошло 22 декабря,  Марина чуть не плакала, прокурор задавала вопросы в духе: «откуда деньги на наркотики» государственный адвокат на свою подзащитную не обращала внимания и даже не дождалась приговора. Светлана дождалась. Она утешала, поддерживала, успокаивала, подсказывала, как правильно отвечать на вопросы прокурора и судьи. Говорила, что надо заявить о том, что хочешь лечиться, и тогда будет условный срок. И теперь, когда этот срок действительно получен и назначена обязательная реабилитации, Светлана уже три месяца помогает Марине проходить через все стадии лечения.

– Если бы не Света, я бы уже давно сторчалась опять, – говорит Марина, глядя на свою подругу, – меня и отпустили только из-за нее.

Светлана Константинова – одна из четырех социальных работников фонда «Гуманитарное действие», которые занимаются помощью наркопотребителям в судах. Два-три раза в неделю они обходят коридоры судов, в которых рассматриваются дела по «228», и пытаются найти там тех, кому нужна помощь и кто готов ее принять. Сейчас соцработники работают только в двух районах Петербурга. На остальных просто не хватает сил и времени. 

СОТРУДНИКИ ФОНДА "ГУМАНИТАРНОЕ ДЕЙСТВИЕ"
фото: Евгений Лучинский

На судах за распространение наркотиков обычно присутствуют только сам подсудимый, прокурор и государственный адвокат. Иногда приходят родственники наркопотребителя и они оказываются единственной поддержкой. Подсудимый, которого вот-вот могут «закрыть» на несколько лет чаще всего находится в стрессовом состоянии. Идея помощи соцработников на судах – поддержать и объяснить, как пережить суд с наименьшими потерями и что делать дальше, чтобы исполнить приговор.

– Вот есть приговор, ты должен что-то делать, – рассказывает Светлана, которая около двух лет занимается помощью наркозависимым, – А куда мне идти-то? А  я одна вообще-то боюсь. Я вообще в шоке. И вот этот момент – он вообще упускается. Что человек выходит в никуда. Потом наверняка, я не буду предполагать, но начинаются звонки от инспекции. Придите, сходите в реабилитацию, а человека это пугает, раздражает, он вообще крайне отрицательно и с подозрением относится к госструктурам. И тут важно ему помочь.

По словам Светланы, судебное заседание – это то место и тот момент, когда лучше всего взаимодействовать с наркопотребителями  и рассказывать, какие действия они могут предпринять, чтобы сохранить свободу и как-то улучшить свое состояние и здоровье. «На суде хочется думать о чем угодно, только не о приговоре», так что перепуганные подсудимые с легкостью запоминают информацию о реабилитационных центрах и клиниках, в которых им могут помочь.

При этом, задачей соцработников не является вылечить всех и каждого принудительно. Основная задача – рассказать о существующих возможностях и поддержать.

– Нет такого, что я должна сделать из наркопотребителя с 10-летним стажем здорового человека или заставить секс-работницу устроиться библиотекарем, это не моя работа. Мне было важно сказать: если ты боишься одна, я пойду с тобой, – говорит Светлана.

фото: Евгений Лучинский

Для Марины Светлана буквально прописала распорядок дня на недели вперед: «мы идем на реабилитацию, потом мы идем к одному врачу, потом к другому». В реабилитационном центре Марина оказалась через четыре дня после суда. В начале января соцработники узнали, что у Марины ВИЧ-инфекция в стадии СПИД и направили ее в клинику для лечения. Выяснилось, что у докторов девушка не была с 2013 года. 

По словам директора фонда «Гуманитарное действие», идея подобной программы «вылавливания» наркопотребителей в судах появилась еще два года назад. Но до сих пор нет никакого официального оформления деятельности соцработников. Со стороны властей их поддерживает только городская прокуратура и УФСИН, но официального соглашения пока не подписано. Так же как и не выделено финансирования, социальные работники ходят в суды бесплатно.

"Два-три раза в неделю они обходят коридоры судов, в которых рассматриваются дела по «228», и пытаются найти там тех, кому нужна помощь"

– Когда социальный работник выходит на суд, у него может быть убит весь день, – рассказывает Дугин, – Может быть два слушания в день, они могут быть в разных судах, они могут быть не рекомендованы прокурором, потому что там точно будет лишение свободы и смысла идти туда нет. Сам человек может просто не явиться на суд. Дело может быть отложено адвокатами без участия подсудимого, могут закрыть заседание. Это всегда лотерея. 

Из всех прошедших  за три месяца работы программы выходов из наркозависимости, успешными оказались всего три. Кому-то помощь оказалась не нужна, кто-то агрессивно отреагировал на социального работника. Иногда бывает так, что человека один раз случайно поймали с дозой. В этом случае он отделывается штрафом, без обязательной реабилитации. Таким людям социальные работники тоже предлагают помощь, в том числе не связанную с наркопотреблением: посещение врачей, восстановление документов, психологическая поддержка. И оставляют телефон, если человек захочет – сам позвонит.

– Про Марину я думала, что она не позвонит, – вспоминает Светлана, – Я ей все рассказала, описала, но мне казалось, она исчезнет. А она позвонила. И так оказалось, что среди всех моих подопечных она сейчас – самая молодец.

ПРОГРАММА СНИЖЕНИЯ ВРЕДА СРЕДИ НАРКОПОТРЕБИТЕЛЕЙ
фото: Евгений Лучинский

Чтобы помочь всем, кому это требуется, брать под опеку наркопотребителей нужно еще на стадии следствия. Именно так это устроено в США, где существуют наркосуды. После возбуждения дела  к наркозависимому приезжает сотрудник социальной службы и начинает с ним работу. Судья учитывает все, что было сделано подсудимым на досудебном процессе. Человек уже до суда может пройти лечение, курс заместительной терапии, социализироваться и устроиться на работу.

– Если желание исправиться появляется уже до суда, то зачем человека сажать, когда можно предоставить возможность социализироваться? – считает директор.

Но в России такая система пока не внедрена, хотя служба исполнения наказаний и прокуратура стоят на стороне соцработников и сотрудников фонда, прекрасно понимая необходимость комплексного подхода к реабилитации.

– Человек, уходя с приговором, продолжает употреблять, – это мои личные наблюдения. У него еще и страх остается, что он не исполняет приговор, а исполнить его у него самостоятельно не получается, – говорит Светлана.

Поддержка сотрудников фонда помогает людям восстановить жизнь по кусочкам. Помощь со стороны помогает исполнять указания суда качественно и вовремя, что кроме всего прочего может стать аргументом при ходатайстве о сокращении приговора. Иногда для того, чтобы начать лечение нужно «всего лишь» помочь сделать новый паспорт вместо просроченного старого, так как за просрочку полагается штраф, выплатить который у многих нет возможности. Без помощи соцработников лечение и реабилитация могут откладываться годами:

– Мы буквально собираем деньги на штраф, – рассказывает директор «Гуманитарного действия» – Некоторые говорят: ну вот на наркотики ты деньги находишь, почему не можешь найти на штраф? Это же в корне не верно. Что, человеку, воровать пойти, чтобы штраф заплатить?

Поэтому и УФСИН понимает необходимость скорейшего внедрения системы помощи соцработников на всех уровнях.

– А в уголовно-исполнительной инспекции ждут не дождутся пока мы к ним выйдем, – говорит Дугин, – Потому что они понимают пользу от этого. Потому что так они должны бегать за этим человеком, вызывать его. А так огромную часть работы мы с них снимаем и они понимают, что эта работа будет сделана качественно.

"Ну вот на наркотики ты деньги находишь, почему не можешь найти на штраф? Это же в корне не верно"

Проблема сотрудников «официальных» органов надзора за исполнением приговора по реабилитации состоит в том, что наркопотребители не готовы идти на контакт с «ментами» и всеми, кто с ними связан, даже если они качественно выполняют свою работу. С соцработниками ситуация иная:

– Наркозависимые – очень недоверчивый народ, – утверждает Светлана, – для того, чтобы человек тебе доверял, нужно быть равным. И у меня еще юридическое образование, то есть такой интересный набор. Нужно быть равным. Сопереживать, сочувствовать.

Марина же, после трех месяцев реабилитации под контролем соцработников, надеется, что никогда не вернется к наркотикам:

– Наверное, до суда у нас не было четкого осознания того, что я готова прожить жизнь без них. Мне просто надоело. Устала я от наркотиков. А после, появилось настоящее желание попробовать. И сейчас в центре мы боремся за то, чтобы я научилась жить трезво. Первые дни вообще не хотела ходить на реабилитацию, опаздывала. А сейчас хочу. Хочу вернуться домой и поучаствовать в переписи населения, чтобы меня записали и учли.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera