Общество

Наркопотребители: опасные или несчастные? Итоги дискуссии

Наркопотребление — болезнь, порок или преступление? Если болезнь, то почему 228 статья уголовного кодекса с формулировкой «за хранение» стала у нас «народной»? Если все-таки преступление, то зачем мы строим и открываем все новые и новые реабилитационные центры? И как мы на самом деле относимся к людям, употребляющим психоактивные вещества? СПИД.ЦЕНТР пересказывает дискуссию общественников на эту тему, прошедшую в екатеринбургском Ельцин центре.

22 марта Правительство РФ внесло в парламент законопроект об изменении порядка постановки диагноза «наркомания». Авторы инициативы предлагают ставить диагноз не по итогам теста на запрещенные вещества в организме, а по результатам осмотра специалистом — наркологом или психиатром.

Также предложено изменить основания для назначения медосвидетельствования. Сейчас на него могут отправить любого человека, «в отношении которого имеются достаточные основания полагать», что он болен наркоманией. Вместо наркомании в инициативе фигурируют признаки наркотического опьянения.

***

За месяц до внесения проекта в парламент в Екатеринбурге состоялась экспертная встреча, посвященная той же проблеме. На нее собрались общественники и специалисты, занятые в реабилитационной индустрии и социальной поддержке наркозависимых, из Казани, Челябинска, Санкт-Петербурга и других городов страны.

Накануне собрания в сети провели социальное исследование — опрос, разработанный психологом Свердловского областного центра СПИД Александром Лесневским. В нем приняли участие 300 человек.

Респондентам было предложено согласиться или поспорить с набором распространенных в обществе утверждений относительно потребителей наркотиков. Результаты, впрочем, не удивили: абсолютное большинство опрошенных считают потребителей наркотиков опасными людьми, ведь они могут «обворовать, напасть, посадить на иглу моего ребенка или заразить плохой болезнью». Полностью с этой позицией согласились 26 % респондентов, еще 54 % указали, что частично согласны с утверждением.

Результаты интернет-опроса, разработанного психологом Свердловского областного центра СПИД Александром Лесневским.

Схожую идеологию — «зависимость равно преступление и распущенность» — транслировал и один из спикеров дискуссии, вице-президент фонда «Город без наркотиков» Тимофей Жуков.

«Мы в „Городе без наркотиков“ давно доказали, что наркомания не является заболеванием, — убеждал он коллег. — Мы уже много лет освобождаем людей от наркотиков, не используя при этом никаких психологических методик, никаких лекарственных и медицинских препаратов, а просто изолируя человека от запрещенных веществ. И вообще, что значит болезнь? Вы же не можете просто так взять и выбрать себе болезнь — «сегодня я буду болеть гриппом, а завтра диабетом». А наркомания — это всегда добровольный выбор человека. Наркоманам выгодно называть себя больными, потому что больных все жалеют».

Результаты интернет-опроса, разработанного психологом Свердловского областного центра СПИД Александром Лесневским.
Результаты интернет-опроса, разработанного психологом Свердловского областного центра СПИД Александром Лесневским.

Главврач реабилитационного центра с похожим названием «Урал без наркотиков», но принципиально другим подходом к проблеме Антон Поддубный в ответ на эту реплику вспомнил международную классификацию болезней и привел три симптома, по которым во всем мире диагностируют наркозависимость как заболевание: «первое — отрицание заболевания, второе — влечение и патологическая тяга, третье — все действия человека направлены на добычу наркотиков».

Директор фонда «Гуманитарное действие» Сергей Дугин добавил, что с факторами стигматизации наркозависимых можно бороться, разобравшись раз и навсегда в причинах самого употребления. Вспоминая свою так и не дописанную на эту тему диссертацию, общественник приводит следующие цифры: «По моим данным, примерно 30 % из тех, кто „на системе“, — это люди с генетической предрасположенностью к зависимости. И в районе 40 % тех, кто столкнулся с проблемами и непониманием в семье, чаще всего это конфликты с родителями».

Вице-президент фонда «Город без наркотиков» Тимофей Жуков (с микрофоном).

«Воруют, плохо едят и страдают»

Две трети участников опроса (74 %) отметили, что жизнь наркопотребителей кажется им «тяжелой и непривлекательной». При этом около 20 % респондентов считают, что «наркоманы получают удовольствие и проживают легкую жизнь, в то время как остальные тянут лямку».

«Когда я работал в Беларуси, в наркологической больнице, я услышал поразившую меня фразу, — вспоминает Александр Лесневский.— Пациент, молодой парень, которому не хватало медикаментов, стонал в туалете. «Накайфовался, теперь расплачиваешься!» — бросила в сердцах одна из сотрудниц. То есть у нее в голове вся его предыдущая жизнь — это прямо сплошной кайф».

Вместо ответа на общественные заблуждения бывшая наркозависимая и координатор проекта медико-социальной помощи маломобильным людям, живущим с ВИЧ, Мария Лапина рассказала свою историю: «Первое время, когда я сидела на легких наркотиках, была иллюзия контролируемого употребления. Но когда начались внутривенные опиоиды, жизнь превратилась в сплошной День сурка. Вместо прежних 65 килограммов я стала весить 106. Эффект уличного метадона — почки начинают работать хуже, и ты просто отекаешь. К тому же постоянно хочется сладкого».

«Потеря зубов, шрамы от очаговых некрозов на руках и ногах, — продолжает она описывать собственный опыт. — От красивой и стройной девушки не осталось и следа. Я употребляла, чтобы двигаться, чтобы просто жить. На семнадцатом году употребления после очередной передозировки пришло отчаяние и озарение: я поняла, что ресурсов никаких больше нет. Перспективы сводились к вариантам: умереть сегодня или нет. И у меня, по сути, было только два варианта — смерть или отказ от наркотиков. Это было тяжело. Два месяца истерик. Но трезвая жизнь оказалась в десятки раз ярче и круче, чем эффект от наркотиков».

Врачи, общественники и выздоравливающие сходятся во мнениях, считая одной из самых острых проблем «иллюзию контролируемого потребления». Выяснилось, что практически у каждого есть знакомые, друзья или родственники, периодически употребляющие наркотики, при этом их жизнь социально адаптирована: они ходят на работу, строят отношения, воспитывают детей. Впрочем, эксперты уверены, что это лишь временный период, который вполне может привести к зависимости, а значит, о контроле над употреблением не может идти и речи.

Директор фонда «Гуманитарное действие» Сергей Дугин (слева).

«Для меня это очень больной вопрос. У меня первая супруга умерла от наркотиков, и это было очень тяжело, — делится личным опытом Сергей Дугин. — Хотя на начальном этапе все было очень романтично, но закончилась печально. За 10 лет моей работы я не знаю ни одного человека, который бы употреблял наркотики и у него вообще не было бы никаких проблем. Контролируемое потребление это иллюзия — есть химические процессы, которые возьмут свое».

Наркотик сильнее человека?

«Человек беспомощен перед наркозависимостью», «наркотик сильнее человека» — с этими утверждениями соглашалось большинство участников опроса, но такие результаты не стали новостью для экспертов.

«Страх перед самими наркотиками комментировать особо не нужно, — резюмировал психолог Александр Лесневский. — Пару лет назад была череда суицидов из-за непереносимости боли. Несмотря на то, что после этого ситуация чуть улучшилась, в России очень низкий уровень обезболивания именно из-за этого страха. Плюс страх врачей перед полицией, которая рассматривает всех как потенциальных наркоторговцев».

Координатор проекта медико-социальной помощи маломобильным людям, живущим с ВИЧ, Мария Лапина.

Среди позитивных трендов эксперты отметили, что большинство людей уже не видят жизнь наркопотребителей счастливой и беспроблемной. Абсолютно все участники дискуссии согласились с тем, что стигматизация людей, употребляющих наркотики, не помогает решать проблему, а лишь уводит ее в тень. В результате из-за страха и негативного отношения реальное количество наркозависимых в стране существенно выше, чем «посчитанных наркоманов», которых лечат и реабилитируют. Точное их количество не знает до сих пор никто.

«Если мы найдем адекватные причины употребления, которые не будем маркировать как преступление, или как порок, или дефект, это поможет нам понять очень важную вещь. Что это просто другие люди или люди в других обстоятельствах. И тогда стигмы будет меньше, мы не будем смотреть на них, как на каких-то асоциальных существ», — подытожил психолог Александр Лесневский.

Во время дискуссии обнаружился весьма симптоматичный момент: даже эксперты, работающие (пусть и разными методами) в одной сфере и с одной категорией людей — наркозависимыми, не сходятся не то что в оценках проблемы, но даже в терминах. Оказалось, что врачам и НКО катастрофически не хватает площадок для взаимодействия и обсуждения темы. И пока не появится возможности открытого обсуждения, победить стигму в отношении потребителей наркотиков будет невозможно.

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera