Лечение

Старение и ВИЧ. Новые подходы к лечению

С появлением эффективной антиретровирусной терапии ВИЧ-инфекция окончательно перешла из категории смертельных заболеваний в хронические. А значит, и появились новые вызовы для врачей — что происходит с организмом и как его поддерживать ВИЧ-положительным людям старшего возраста? Тэо Смарт для издания HIV Plus Mag рассказывает о том, что нужно сделать современной медицине, чтобы адаптироваться к этим вызовам. А «СПИД.ЦЕНТР» публикует перевод.

Блистая стильной бородой, на сцену конференции по ВИЧ и старению в Нью-Йорке вышел доктор Джованни Гуаральди и рассказал историю лиссабонского пациента — ВИЧ-положительного человека, которому в этом году исполнилось 100 лет. Гуаральди — не просто автор важнейших исследований по этой теме. Он также выступает за переосмысление и пересмотр помощи ВИЧ-позитивным людям по мере их старения, особенно сейчас, когда возраст более чем половины пациентов перевалил за 50, а к 2030-му около 40 % людей с ВИЧ будет 65.

Нынешних медицинских услуг для таких пациентов явно недостаточно — людям с ВИЧ требуется более тщательный подход к выявлению, диагностике и лечению заболеваний, вызванных старением.

Жуль Левин, активист Национального проекта по продвижению лечения СПИДа, пытается донести уже много лет мысль, что существующая система здравоохранения просто не готова предоставить необходимые услуги стареющим людям с ВИЧ. Он основывается на множестве исследований, подтверждающих более высокий уровень уязвимости, возрастных осложнений и инвалидности среди ВИЧ-положительных людей в сравнении с общей популяцией.

Его предостережения не были услышаны во многом из-за эйджизма — люди не любят слушать о проблемах, связанных со старением. Вероятно, проблему также усугубляет чувство вины выживших в эпидемии СПИДа 80-х. Более того, многие ВИЧ-позитивные люди, узнав о диагнозе, не могли представить, что доживут до 50. Еще одна грань этой проблемы — зачем жаловаться на естественный процесс старения, если чувствуешь себя хорошо?

Но на самом деле не похоже, что этот процесс вкупе с жизнью с вирусом иммунодефицита такой уж и естественный. Во-первых, вирус наносит почти всему организму огромный урон: мозгу, пищеварительной системе, сердцу, иммунной системе и другим органам.

Причем это происходит как и до начала лечения, так и после: из-за хронического воспаления, вызванного низким уровнем репликации вируса, из-за коинфекций (цитомегаловирус и гепатит), а также других факторов. Кроме того, люди с ВИЧ сталкиваются с отложенными последствиями лечения старыми, порой весьма токсичными, антиретровирусными препаратами. Хотя побочки есть даже и у современных лекарств — некоторые препараты могут изменять метаболизм и даже повреждать митохондрии — генераторы энергии для клеток. Вдобавок большинство живущих с ВИЧ-инфекцией подвергались серьезному эмоциональному стрессу: теряли близких людей, были стигматизированы, боролись со стереотипами и предвзятостью, страдали депрессией. Как следствие, вредные привычки и не самый здоровый образ жизни.

Поэтому неудивительно, что у многих людей с ВИЧ возрастные болячки проявляются раньше обычного. Несколько лет назад Гуаральди опубликовал исследование, которое подтвердило это и показывало: ряд возрастных осложнений у людей с ВИЧ встречался на 10–15 лет раньше среднего.

Но в то же время другие исследования наглядно демонстрируют: у тех, кто наблюдается у врачей и принимает современную антиретровирусную терапию, уровень здоровья как минимум сопоставим с людьми их возраста в краткосрочной перспективе. Это легко объясняется регулярными обследованиями, позволяющими ловить заболевания на ранних стадиях и относительно легко их пролечивать.

«Вы сами влияете на процесс старения»

Лиссабонскому пациенту диагностировали ВИЧ в 84 года, на тот момент у него была запущенная стадия болезни и менее 100 CD4-лимфоцитов. Но после начала лечения он пошел на поправку. На конференции в Нью-Йорке, разбирая его историю, Гуаральди определил факторы, объясняющие, почему мужчина до сих пор в отличном состоянии: во-первых, он живет в здоровой среде. У него никогда не было финансовых проблем и сопутствующего с ними стресса, к тому же ему помогает 70-летняя дочь, живущая по соседству. Во-вторых, средиземноморская жизнь и диета — ежедневные походы по холмам Лиссабона в качестве кардионагрузки, а также оливки и рыба.

Гуаральди называет эти факторы «социальной защитой». Они, согласно его исследованию пациентов с ВИЧ, могут быть использованы для определения людей с повышенным риском развития старческой немощности и возрастных заболеваний.

Но столь хорошие результаты лечения доступны отнюдь не только в Португалии. Еще одно исследование, представленное доктором Нэнси Майо из Университета МакГилла на той же конференции, определило схожие факторы, связанные с «правильным старением» среди 800 ВИЧ-позитивных канадцев. Выводы показали, что такие заболевания, как артрит, болезни легких или когнитивные нарушения, существенно повышали риск старческой немощности.

Тем не менее старение около 14 % когорты людей с ВИЧ проходило легче и «здоровее». Среди факторов, на которые можно повлиять, чтобы снизить риски развития возрастных заболеваний: физическая активность, отсутствие вредных привычек и психологических страданий, вызванных стигматизацией, поддержка друзей и семьи или отсутствие одиночества.

«Вы сами очень сильно влияете на процесс своего старения», — отметил доктор Тодд Браун из Университета Джона Хопкинса на другой конференции, организованной Жулем Левином из NATAP прошлой осенью в Нью-Йорке. Она была посвящена тому, что можно сделать, чтобы сохранить высокое качество жизни в старости и предотвратить возрастные заболевания.

Другие подходы к лечению стареющих людей с ВИЧ

Именно сейчас необходимо повышать устойчивость к заболеваниям не только на индивидуальном уровне, но и в целом в обществе, а также в системе здравоохранения.

На индивидуальном уровне, главное, не зарывать голову в песок. Знание — сила. Многие помнят, как до появления эффективной антиретровирусной терапии, сделавшей ВИЧ хроническим контролируемым заболеванием, люди с диагнозом пытались найти всю доступную информацию об оппортунистических инфекциях, о фармацевтических разработках — кто-то даже начинал разбираться в теме лучше своих лечащих врачей. Проблема со старением может быть решена похожим образом: именно медики должны обращать внимание на то, какие шаги необходимо предпринять пациентам, чтобы стареть правильно.

Один из ключевых вызовов — неравномерность доступа к качественному уходу за пожилыми людьми с ВИЧ в разных странах, в частности, в США. Есть серьезная нехватка профессионалов, а также услуг, подготовленных для лечения специфических осложнений. Многие специалисты по ВИЧ попросту не обучены нюансам работы со стареющим населением, кроме того, порой бывает сложно оперативно попасть на прием к нужному специалисту.

Чтобы усилия привели к положительным изменениям необходима полная мобилизация всего сообщества. О проблеме должны говорить активисты, которые могут привлечь внимание широкой общественности, в том числе системы здравоохранения. Через активизм можно привлекать больше ресурсов, в том числе финансовых, для исследований, улучшать сервисы и психосоциальную помощь, а также улучшить уровень медпомощи пожилым людям в целом.

«Это не только про ВИЧ. Мы не заботимся о пожилых людях должным образом, и эта проблема существует во всем мире, — объясняет доктор Дэйвид Вол из Университета Северной Каролины. — Проблемы, связанные с возрастом, выходят за рамки отдельных заболеваний. Но ВИЧ уникален во многих аспектах».

«Вирус иммунодефицита и связанная с ним эпидемия заставили FDA изменить сложившийся подход одобрения новых препаратов. Эпидемия помогла нам понять, как все сообщество может повлиять на политиков и фармкомпании, чтобы они занимались тем, чем должны. Существует множество примеров в медицине, когда ВИЧ помог научиться преодолевать и другие заболевания. Возможно, именно ВИЧ позволит нам привнести революционные методы в гериатрию».

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera