Эпидемия

«Мы получаем новые версии старых болезней»: врач красной зоны — об антибиотиках в эпоху ковида

Кардиолог, врач красной зоны и доцент Сеченовского университета Антон Родионов ответил на главные вопросы о популярности антибиотикотерапии на фоне пандемии коронавируса. Какие антибиотики уже утратили эффективность из-за их нерационального употребления? Что такое «антибиотики резерва» и почему в России антибиотики продают без рецепта? «СПИД.ЦЕНТР» с разрешения автора перепечатал его текст.

Антон Родионов.

«Лечение» коронавирусной инфекции в очередной раз всколыхнуло проблему рациональной антибиотикотерапии. Несмотря на то, что сейчас уже из каждого утюга говорят о недопустимости лечения короны антибиотиками, публика с упорством, достойным лучшего применения, продолжает тоннами грызть азитромицин, левофлоксацин и амоксиклав, а также портить тело цефтриаксоном. Пару недель назад написал ответы на вопросы журналиста «Север.Реалии». Ниже привожу нефильтрованную версию текста.

 — Насколько серьезна проблема правильного использования антибиотиков?

— Проблема весьма серьезная. Первые антибиотики появились в середине XX века; пенициллин, изобретенный в 1928 году, стали активно использовать во время Второй мировой войны. В первые годы им лечили практически любые инфекции, вплоть до сепсиса при перитоните. Очень скоро бактерии стали «приспосабливаться» к своим «киллерам», на медицинском языке это называют феноменом «антибиотикорезистентности».

Приходится изобретать все новые и новые антибиотики, проходит десяток лет — и к ним формируется устойчивость. Для того чтобы не вывести из строя все препараты сразу, врачебные ассоциации договорились, что применять антибиотики нужно не хаотично, по принципу «я художник, я так вижу», а «от простого к сложному» и с учетом чувствительности к предполагаемым возбудителям. Так родился раздел клинической фармакологии под названием «рациональная антибиотикотерапия».

— Сколько антибиотиков мы уже потеряли из-за беспорядочного их употребления?

— Сложно сказать. Наверное, даже если бы мы употребляли их «порядочно», то резистентность все равно формировалась бы. Но факт остается фактом. «Парк» антибиотиков постоянно обновляется. Из тех препаратов, которым меня двадцать пять лет назад учили на фармакологии, в практическом применении остались единицы. Конечно, кое-кто из старичков до сих пор в строю, но по очень узким показаниям. Например, классическим пенициллином можно до сих пор лечить стрептококковые инфекции — ангину, рожу, бисептолом лечат пневмоцистную пневмонию при ВИЧ-инфекции, стрептомицином — туберкулез.

— Какие побежденные было болезни могут вернуться к людям?

— Я бы не сказал, что мы какие-то болезни полностью истребили благодаря антибиотикам. По сути дела, единственная на планете реально побежденная болезнь — это натуральная оспа, но в победе над ней заслуга не антибиотиков, а вакцины. Существенно реже встречается ревматизм, но и тут, скорее всего, дело не в антибиотиках, а в мутации стрептококка, который в нынешней сборке разучился «кусать сердце».

Проблема в другом. Мы получаем новые версии старых болезней, которые уже не поддаются лечению классическими препаратами. Очень хорошо это видно на примере туберкулеза. Его и раньше приходилось длительно лечить комбинацией трех-четырех препаратов, а сейчас классические схемы помогают все реже. Проблема «мультирезистентного» туберкулеза, или туберкулеза с широкой лекарственной устойчивостью, необычайно актуальна во многих странах мира, в том числе и в России.

И, конечно, надо вспомнить об осложнениях антибиотикотерапии. Это не только безобидная диарея, которая самостоятельно проходит после прекращения лечения, но и тяжелые, порой жизнеугрожающие осложнения. Например, в результате сдвига микробиологического равновесия в кишечнике может размножаться особый вид клостридии, что вызывает тяжелейшее заболевание — псевдомембранозный колит, для лечения которого используют другие, более мощные антибиотики.

— Сегодня при коронавирусе тоже назначают антибиотики, например, азитромицин, — это вообще правильно?

— Это чудовищное заблуждение. Отчасти это связано с классическим представлением, что пневмонию (воспаление легких) нужно лечить антибиотиками. Традиционную бактериальную пневмонию — нужно, но ведь при COVID-19 поражение легких носит вирусный характер, а на вирусы антибиотики не действуют. Многие коллеги рассуждают так: «Но ведь вирусное заболевание может осложниться присоединением бактериальной инфекции, поэтому мы назначаем антибиотики для профилактики вторичной инфекции». И это утверждение неверно. К сожалению, раннее назначение антибиотиков не препятствует присоединению бактериальной инфекции; более того, если инфекция и присоединится, то она будет более тяжелой и потребует использования более мощных препаратов второй-третьей линии.

 Именно поэтому во всех рекомендациях по лечению коронавирусной инфекции подчеркивается, что антибиотики нужно назначать только тогда, когда есть убедительные признаки бактериальной инфекции, а не просто по факту высокой температуры.

Что касается азитромицина, то его пытались использовать не как антибиотик, а как противовоспалительный препарат (есть у него такое свойство) в дополнение к гидроксихлорохину. Однако клинические исследования показали несостоятельность этой идеи.

— Учитывая, как тяжело системе здравоохранения, люди увлеклись самолечением — насколько это усугубляет проблему?

— Бум неоправданной антибиотикотерапии в 2020 году, несомненно, приведет к развитию антибиотикорезистентности (устойчивости), а это значит, что в ближайшем будущем некоторые препараты работать перестанут. Например, у меня есть большие сомнения, что мы и дальше сможем использовать привычный азитромицин, скажем, при инфекциях ЛОР-органов, где он всегда был препаратом первого выбора.

— Что такое «антибиотики резерва» и остались ли они вообще?

— Не надо думать, что «антибиотики резерва» — это какие-то стратегические препараты, которые хранятся в бетонном бункере, ключи от которого есть только у Министра здравоохранения, и открыть этот бункер он может только в «час Икс». Как я уже говорил, существует понятие «рациональная антибиотикотерапия». Проще говоря, у врачей есть ежегодно обновляемые справочники, в которых написано: «При такой-то инфекции назначай сначала препарат А, затем препарат В, затем препарат С, при этом корректируй назначения в соответствии с результатами бактериологического исследования». Так вот, эти препараты С, D и так далее мы стараемся без крайней необходимости не трогать, понимая, что это последний рубеж обороны, после которого у нас ничего не останется. В моей медицинской молодости был такой препарат — линезолид, название которого произносили с придыханием, для того чтобы его назначить, нужно было созвать нечеловеческий консилиум с участием Самого Главного Профессора… Прошло двадцать лет, и уже масса случаев, когда патогенные микроорганизмы вполне устойчивы к линезолиду, а сам этот препарат стал вполне заурядным назначением.

Самый страшный сон любого врача — получить антибиотикограмму, в которой напротив каждого антибиотика будет стоять буква R (resistant, устойчивый). Увы, такие случаи уже бывают.

— Почему в России антибиотики и вообще противомикробные препараты можно купить без рецепта, это правильно?

— Совершенно неправильно. Самолечение антибиотиками неразумно примерно в 99 % случаев. Чаще всего пытаются лечить ОРВИ во всех его проявлениях, забывая о том, что ОРВИ, как следует из определения, — это вирусные заболевания. Есть такая поговорка: «Температура — не признак недостатка антибиотика в крови». Да, честно говоря, тут нельзя ругать только пациентов, мы и сами хороши. В начале 2000-х легендарный специалист по антибиотиками, профессор Л. Б. Страчунский, показал, что даже врачами в амбулаторной педиатрической практике антибиотики неоправданно назначены в 90 % случаев.

Почему их продают без рецепта? Да потому что всем это выгодно и удобно. Врачу удобно — не надо тратить время на оформление еще одного документа. Пациенту удобно — не надо ходить к врачу. Аптекарю выгодно — любая дополнительная прибыль хороша. Фармкомпании выгодно — больше продаж, больше доход… И кто должен с этим безобразием бороться?

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera