Общество

Не точный диагноз: как кризис снижает качество здравоохранения в России

Более 70% оборудования в российских больницах куплено или взято в лизинг у иностранных компаний. В марте власти запретили вывозить его, чтобы сохранить аппараты в стране. Однако установки для МРТ, УЗИ и другие приборы часто ломаются, им нужен ремонт, а достать детали сегодня почти невозможно. Отечественная медицина, по мнению экспертов, будет постепенно переходить на доступную технику более низкого качества, и это чревато падением уровня здравоохранения.

Быстро заменить нельзя 

В 2020 году соотношение импортного и отечественного медицинского оборудования в России в денежном выражении составляло 226,4 млрд рублей к 63,3 млрд, пишет в своем отчете консалтинговая компания «Деловой профиль». Около 75% техники в наших больницах и лабораториях привезено из-за границы, сообщают аналитики. По итогам пандемийных месяцев доля ввозных аппаратов упала, однако на фоне общего объема показатель не выглядит значительным — всего 6,5%.

В марте 2022 года правительство в связи с санкциями запретило вывозить из России иностранное медицинское оборудование. Это решение было продиктовано тем, что большинство техники в наших больницах не куплено в собственность, а взято в лизинг у зарубежных компаний. 

— Проблема медицинских изделий заключается в том, что запустить импортозамещение завтра невозможно. На то, чтобы создать хоть какое-то медицинское производство, даже если это просто копирование, уходит год-два, а с учетом того, что у нас более 70% чистого импорта, не считая скрытого, все усложняется, — рассказал Станислав Гольдберг, глава двух комиссий по обращению медицинских изделий — в общественном совете Росздравнадзора и в организации малого и среднего бизнеса «Опора России». 

Пока российские больницы, уточнил он, живут на запасах и «скудном потоке» поставок по параллельному импорту. Речь идет не только о самом оборудовании, а также о комплектующих и расходниках вроде реагентов для анализов. 

В лабораторном комплексе «ЛабКвест» сообщили, что используют на 95% импортную технику — Abbott и Bruker (США), Sysmex (Япония), Siemens (Германия) и Biomererieux (Франция). 

Практически все лабораторное оборудование сети лабораторий «Гемотест» тоже импортное — производства США, Германии, Франции, Японии, Швейцарии, Китая. 

— Значительная часть компаний пока не уходит с российского рынка. Цены на оборудование, конечно, повысились. У кого на 20%, у кого на 50%. Естественно, будет еще повышение. Но портфолио (список аппаратов, доступных для покупки или поставки. — «СПИД.ЦЕНТР») в основном не убирают. Продолжаются даже новые регистрации медицинских изделий, в отличии, кстати, от препаратов, –– отметил гендиректор контрактной исследовательской компании, эксперт по обороту медицинских изделий Николай Крючков. 

Основная проблема, пояснил он, заключается не в том, как приобрести новый аппарат, а в том, как обслуживать уже имеющиеся. 

— Аппараты имеют срок «жизни». Проблема с существующими аппаратами не в новых закупках, а в ремонте. И это очень большая проблема. Ломается оборудование очень часто. Чтобы было понятно, один прибор — например, МРТ — под нагрузкой ломается раза четыре в год. А гарантии, что у нас будет долгосрочное обслуживание, — нет, — сказал Николай Крючков. — Если приборы встанут, ремонтировать нечем — нет деталей.

У «ЛабКвест» более 60% оборудования стоит на гарантии, сообщил руководитель департамента развития продукта компании Валерий Никитин.

— Контракты продолжаются, и сейчас мы с этим проблем не видим. Так, например, работает Abbott, с которым сейчас в режиме реального времени мы проводим замену их старой линейки Architect на новую линейку — Alinity. В середине апреля 2022 года оборудование из США нам привезли, приехали инженеры, поставили его, и сейчас идет процесс настройки, — добавил он.

Однако, пояснил Валерий Никитин, у компании есть план «Б» по переходу на китайские аналоги.

О новых поставщиках задумались и в «Гемотесте».— В настоящий момент мы нацелены на достижение новых договоренностей с другими производителями. Например, мы готовы расширять партнерские отношения с другими странами, в том числе с азиатскими. Компания уже использует китайские решения, и поэтому мы знаем, что этот рынок предлагает высокотехнологичное медицинское оборудование. Со временем мы рассчитываем полностью заместить ушедших с российского рынка поставщиков, — рассказали в «Гемотесте».  

Иностранные тест-системы остались без расходников

Систему диагностики ВИЧ-инфекции кризис не затронет, уверен старший научный сотрудник Федерального центра по профилактике и борьбе со СПИДом Василий Шахгильдян.

— Насколько мне известно, тестирование проводится в тех же объемах, что и прежде. Это один из критериев государственной программы по борьбе с ВИЧ-инфекцией, поэтому здесь поставлены определенные цели по доле населения, которое должно быть обследовано. Этому уделяется особое внимание, — сказал он.

Российские компании, по его словам, производят тест-системы для ИФА-диагностики, иммунного блоттинга, а также оборудование для определения ДНК и РНК ВИЧ.

— То есть у нас вся диагностика отечественная. Причем наши тест-системы значительно дешевле зарубежных аналогов, но не уступают в качестве. Конечно, есть лаборатории, которые определяют РНК, используя тест-системы Roche (Швейцария), например, или компании Abbott (США), однако наши не менее чувствительны, и проблем с расходными материалами для них не возникает, — пояснил Василий Шахгильдян.

«ЛабКвест» как раз проводит диагностику ВИЧ на аппарате фирмы Abbott. Однако проблем с реагентами у них нет — на складе пока есть достаточный запас. В «Гемотесте» тест-системы также в наличии.

Однако запасы конечны, и трудности с диагностикой все есть уже сегодня, сообщает движение «Пациентский контроль» в своем telegram-канале. 

— Анализ крови взяли без проблем, вот на приеме врач сообщил, что нет реагентов для диагностики CD4, будут только через 2–3 месяца, — рассказывает пациент из Новокузнецка.

Иммунный статус не могут определить и в Оренбурге, в Архангельске невозможно выявить вирусную нагрузку.

— В областном СЦ берут анализ CD4 в процентах, в количественном выражении не берут по причине «ожидания тест-систем из Америки, — пишет пациент из Московской области.

Аналоги обрушат точность

Продолжится ли работа по долгосрочным контрактам и дальше — сказать сложно, считает Николай Крючков. К тому же через какое-то время оборудование все равно будет ломаться, и встанет вопрос приобретения новых аппаратов. Однако иностранные компании, однажды столкнувшись с запретом вывоза своей продукции, уже не захотят рисковать.

— Я думаю, что будем постепенно переходить на аналоги. Они ниже уровнем, но они есть — в России есть ИФА-системы, например. Они не такие точные, как на Западе, но они достаточно хорошие.  Есть еще Китай, Южная Америка, Индия, — добавил он.

В возможности закупать детали для ремонта или сами аппараты через третьи страны специалист сомневается — ни Китай, ни Казахстан, ни другие государства не станут портить отношения с производителями ради того, чтобы продать оборудование или его детали в Россию.

Больше всего трудностей возникнет с лабораторным оборудованием, отметил Станислав Гольдберг. В основном это закрытые системы, которые работают только с реагентами и расходными материалами самого производителя.

— Если поставок расходников не будет, то все это встанет. А это 80% всей лабораторной диагностики. Еще я предвижу проблемы с гемодиализом и с заготовкой донорской крови, — прогнозирует он.

Из-за того, что аппараты в больницах будут заменять аналоги более низкого качества, а для деталей и расходников вроде реагентов для анализов придется искать замену, в России может снизиться качество диагностики, считает Николай Крючков.

— Я просто боюсь, что у нас будет сохраняться форма диагностики, а по сути — с точки зрения качества получения информации, которая для принятия клинически значимых решений, — будет очень сильно страдать. Точность анализов будет падать, здоровье будет хуже контролироваться. Это, наверное, самая опасная и скрытая история, — заявил он.

Иллюстрации: Надя Ще

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera