Общество

Эпицентр эпидемии: В чем Россия хуже Африки

СПИД.ЦЕНТР публикует перевод статьи из The Telegraph про ситуацию с эпидемией ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии.

Четыре года назад лидеры мировых держав объявили о смелых планах полностью избавиться от СПИДа к 2030 году.

В борьбе с эпидемией, унесшей тридцать пять миллионов жизней с 1980 года, достигнут большой прогресс. Но в мире все еще остается регион, где процент инфицированных вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) неуклонно растет в последние годы.

Кризис ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии, набиравший обороты в последние два десятилетия вследствие распада СССР в 1991 году, приобретает масштабы эпидемии.

На международной конференции по борьбе со СПИДом, которая прошла в прошлом месяце в Амстердаме, активисты предупредили о «взрывоопасных рисках» ВИЧ-угрозы в регионе.

Наряду с Ближним Востоком и Северной Африкой, это один из двух регионов в мире, где процент инфицированных растет год от года. ЮНЭЙДС (Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИД) поставила задачу по противодействию эпидемии, так как, по ее данным, число новых случаев ВИЧ-инфекции выросло с 2 000 человек ежегодно до 65 000 человек в 2000 году и 130 000 человек в 2017 году.

Хотя Африка к югу от Сахары – там проживают две трети из тридцати семи миллионов людей с ВИЧ во всем мире – остается центром эпидемии, процент новых случаев заражения ВИЧ в Африке и в целом в мире неуклонно падает с конца 90-х годов.

Это происходит благодаря улучшению программ профилактики ВИЧ и расширению доступа к тестированию на ВИЧ и антиретровирусной терапии.

Директор регионального представительства ЮНЭЙДС в Москве Виней Патрик Салдана заявил: «Мы наблюдаем определенный прогресс по всему миру: эпидемия стабилизировалась, число новых случаев ВИЧ-инфекции в значительной степени снижается во многих странах мира. К сожалению, мы не наблюдаем этого в странах Восточной Европы и Центральной Азии».

Согласно цифрам ООН, в регионе ВЕЦА сейчас проживает 1,4 миллиона человек с ВИЧ.

Причина эпидемии в употреблении наркотиков

Хотя первый случай заражения ВИЧ был зарегистрирован в этом регионе в 1987 году, многие эксперты связывают начало эпидемии с падением коммунистического режима.

С одной стороны, падение коммунистического режима положило конец десятилетиям лишений, с другой – наступил конец эпохи уверенности в стабильной работе, а границы бывшего СССР открылись для торговли наркотиками, в частности, героином.

Вместе с увеличением количества наркозависимых пришли и другие, тесно связанные с этим, проблемы, включая ВИЧ и СПИД.

«Первые случаи заражения ВИЧ были диагностированы среди лиц, употреблявших наркотики в 1995 и 1996 годах. То, что казалось вначале единичными случаями, вылилось в эпидемию», – сказал господин Салдана.

В результате, 39% новых случаев заражения ВИЧ в этом регионе – среди лиц, употребляющих инъекционные наркотики, в сравнении с 9% во всем мире.

Господин Салдана говорит о том, что употребление наркотиков является основным фактором в распространении эпидемии.

К примеру, внутри России эпидемия распространена в относительно небольшом количестве «горячих точек», 80% всех диагностированных случаев заражения зафиксировали в двадцати регионах России из восьмидесяти. Москва, Санкт-Петербург и окрестности, города вдоль Волги и в Сибири – наиболее подверженные эпидемии регионы.

«Это одни из самых экономически процветающих и промышленно развитых городов и регионов России, – говорит господин Салдана. – Вы можете проследить географию распространения ВИЧ в России, на Украине, и во многих городах Восточной Европы и Центральной Азии, исходя из того, являются ли они большими промышленными городскими центрами, где наркотики следуют за деньгами, а ВИЧ следует за наркотиками».

В расположенном на Волге Тольятти – центре автомобильной промышленности («АвтоВАЗ»), 5% населения живут с ВИЧ, что является самым высоким показателем в Восточной Европе.

Небольшой охват нуждающихся в лечении

Одна из причин, по которым эпидемия ВИЧ продолжает упорствовать на постсовестской территории, в то время как большинство стран добились значительных результатов – это низкий процент охвата лечением антиретровирусными препаратами.

С тех пор как первые (частично) эффективные препараты были одобрены в 1987 году, эти лекарства стали широко распространены по всему миру, что помогло не допустить передачу ВИЧ неинфицированным людям. В 2017 году 21,7 миллиона из 37 миллионов людей, живущих с ВИЧ (59%), получали необходимое лечение – это в пять с половиной раз больше, чем десять лет назад.

В странах Восточной Европы и Центральной Азии необходимое лечение получают лишь 35% людей, живущих с ВИЧ, что происходит из-за дефицита финансирования.

Государственные и региональные программы по снижению вреда – еще один ключевой подход к остановке распространения ВИЧ среди лиц, употребляющих наркотики – так же действуют неоднородно, обеспечивая небольшой процент населения необходимой помощью.

«Реакция [чиновников] пока что малоэффективна и не успевает за темпами развития эпидемии, – говорит Салдана. – А так же играет роль тот факт, что большинство стран в этом регионе богаче, чем те, которым готов оказывать помощь Глобальный Фонд по борьбе с ВИЧ», – добавляет он.

Россия – эпицентр эпидемии

Одна из стран, где правительство особенно медленно реагирует, хотя все могло бы давно измениться – это Россия, где около миллиона людей с ВИЧ-положительным статусом (70% от числа ВИЧ-инфицированных во всем регионе).

«Проблема России особенно актуальна, так как численность населения большая, территория обширная и распространение эпидемии достигло пугающих масштабов», – говорит Салдана.

За последние тридцать лет доля России в числе новых случаев ВИЧ-инфекции стабильно увеличивалась от 4% в 1990 году до 77% в 2017 году.

Данные России смотрятся тревожно не только в региональном контексте. По итогам 2017 года Россия занимает четвертое место в мире в списке стран с наибольшим количеством ВИЧ-инфицированных людей, опережают ее лишь Южная Африка, Нигерия и Мозамбик.

По мнению экспертов и активистов к такому положению дел привело несколько факторов: отсутствие политической ответственности, консервативный тип социальной политики в сфере сексуального и репродуктивного здоровья, безжалостные законы по борьбе с наркотиками, недостаточное финансирование программ по борьбе с ВИЧ и СПИД.

Профессор Вадим Покровский, ведущий российский специалист в области лечения и профилактики ВИЧ-инфекции, руководитель Федерального научно-методического центра в Москве по борьбе и профилактике по борьбе со СПИДом, говорит, что все методы по уменьшению риска передачи вируса здесь почти не используются.

«Десять лет назад многие российские политики, желающие выглядеть как православные христиане, пользовались демагогией, схожей с догматами Римско-католической церкви, отрицая сексуальное просвещение, презервативы и так далее. Некоторые из них заявляли, что использование презерватива снизит численность населения, и с тех пор слово «презерватив» было нелегко вернуть в средства массовой информации», – рассказывает Покровский.

Он говорит, что похожее отношение практически заблокировало возможности эффективного лечения для наркозависимых, употребляющих инъекционные наркотики. Метадон и другие препараты опиоидной заместительной терапии, рекомендованные ВОЗ, запрещены в России (так же в Узбекистане и Туркмении).

«Ту же ситуацию мы видим и с заместительной терапией, – говорит Покровский. – Многие политики заявляют, что нужно лечить наркотическую зависимость, а не заменять один наркотик другим».

Другие программы по снижению вреда с доказанной эффективностью по предотвращению инфицирования – например, пункты по обмену шприцев – если и являются законными, то недостаточно финансируются.

Тем временем закон обязывает НКО, финансируемые иностранными государствами и участвующие в «политической деятельности», именовать себя «иностранными агентами», это сильно затрудняет работу многих организаций по борьбе с ВИЧ.

Изменение эпидемии?

В основном заражение ВИЧ происходит через совместное использование игл и шприцев, в то же время специалисты выражают обеспокоенность динамикой эпидемии: болезнь перестала концентрироваться среди лиц, употребляющих наркотики, и выходит в широкие слои. Почти половина новых случаев заражения ВИЧ произошла при гетеросексуальных связях.

«На протяжении последних десяти лет, в центре внимания были исключительно люди, употребляющие наркотики, они составляли от 60 до 70% всех случаев заражения ВИЧ. Сейчас они составляют только 30-40% всех новых случаев заражения», – говорит Салдана.

«Этим я не хочу сказать, что в регионе не сохраняется эпидемия среди групп риска. Но угроза не только для лиц, употребляющих наркотики, заразиться могут их партнеры, работники секс-индустрии и их клиенты, мужчины, вступающие в сексуальные контакты с мужчинами, и даже их гетеросексуальные партнеры, так как не все мужчины – открытые геи», – сказал он.

Столкнувшись с эпидемией, которая грозит достигнуть внушающих масштабов, правительство, кажется, начинает относиться к проблеме серьезнее.

«За последние три года правительство предприняло больше шагов для решения проблемы, чем за последние тридцать лет, с тех пор как первый случай инфицирования ВИЧ был диагностирован в 1987 году», – говорит господин Салдана.

В прошлом году Кремль согласовал государственную стратегию, согласно которой, по крайней мере на бумаге, обязуется сократить количество новых заражений ВИЧ на 75% к 2020 году. Государственное финансирование так же повысили с 18 миллиардов рублей (211 миллион фунтов стерлингов) до 22 миллиардов рублей (258 миллионов).

Профессор Покровский уверен в том, что критика действий правительства такими специалистами как он сам и другими, в итоге принесла свои плоды.

Но ему так же кажется, что текущая стратегия не поможет сильно изменить ситуацию.

«Министерство здравоохранения полностью сфокусировано на стратегии диагностики и последующей терапии, но так же важно помнить о программах, направленных на предупреждения заражения. Такие как: сексуальное воспитание, заместительная терапия, обучение работников секс-индустрии и доконтактная профилактика (профилактический прием препаратов антиретровирусной терапии людьми, не имеющими ВИЧ, с целью снижения риска возможного заражения)», – сказал он.

Господин Салдана разделяет опасения профессора и говорит, что все может стать хуже еще до того, как могло бы улучшиться.

«Я думаю, что, к сожалению, цифры будут продолжать расти, отчасти из-за давления так называемой стратегии 90-90-90», – сказал Салдана, подразумевая стратегию ЮНЭЙДС, согласно которой 90% людей, живущих с ВИЧ, знают о своем ВИЧ статусе, 90% из них получают лечение, а у 90% людей на лечении вирусная нагрузка максимально снижена.

«ВИЧ – в каком-то смысле загадочное явление, чем больше ты ищешь его, тем больше находишь».

Подписывайтесь на канал  СПИД.ЦЕНТРа  в Яндекс.Дзене
Google Chrome Firefox Opera